Дрезна-истоки

ИСТОРИЯ РОДНОГО КРАЯ

ДРЕЗНА-ИСТОКИ

ВОВ. Кунайкин Адольф Андреевич, 1924 г. р.

Кунайкин А.А.

Если вы зайдете в музей фабрики, знайте, что каждый экспонат, каждый со вкусом и любовно оформленный стенд, витрины с фотографиями созданы пря активном участии руководителя‚ музея Адольфа Андреевича Кунайкина.

Вся история, не только фабрики, но и города встает в нашем воображении. Есть в музее и раздел, посвященный периоду Великой Отечественной войны, участия в ней наших земляков. Фамилии, фотографии фронтовиков-дрезненцев. Нет только среди них фотографии самого А. А. Кунайкина, нескромным посчитал руководитель музея упоминать о себе.

А все-таки это несправедливо. Адольф Андреевич воевал в танковых частях, участвовал во многих ключевых сражениях прошедшей войны, был ранен. Имеет множество боевых наград.

Адольф Андреевич, какими запомнились вам первые дни войны?

В субботу, 21 июня, я приехал на выходные домой, в Дрезну. Работал тогда, в 41-м в Егорьевске, комбайнером на МТС. Выходит из кухни мать и плачет, а нужно сказать, человек она была мужественный, и редко ее можно было увидеть плачущей.

— Война, сынок! — говорит — Только что по радио передали. — Помню свое ощущение: от ее слов будто что-то во мне оборвалось. Подобное чувство испытал до этого, когда узнал о смерти отца.

Помню первые дни, недели войны. Проводы на фронт. Молча, строем проходит группа людей. По краям плачущие женщины, посерьезневшие дети, державшие за руку своих отцов, братьев, с сосредоточенными лицами идущих в центре. Почему-то запомнились белые и синие, наспех сшитые вещмешки. Установленный на вокзале репродуктор еле сдерживает мощь мужских голосов:

— Вставай, страна огромная! Вставай на смертный бой!
Вот и раздел нашего музея, посвященный военной поре, открывается словами из этой, получившей всенародную известность песни — наверно, у каждого, кто прошел войну, она ассоциируется со своими глубокими переживаниями. Не могу забыть первую бомбежку. Видимо, немцы получили задание разрушить железнодорожное полотно, потому что их самолеты, с устрашающим воем один за другим пролетали в районе вокзала.

Я тоже там, неподалеку, оказался. Помню, совсем не было страха, мальчишка был, все ведь интересно. Сначала с самолетов посыпались листовки, это потом уже из любопытства прочитал одну—там немцы оповещали о своих «грандиозных» успехах на фронте, о взятии одного за другим наших городов. Потом полетели бомбы. Как сейчас помню, сознание отмечало в тот момент: сначала видно, как падают бомбы, потом не видно, потом они разрываются, Это было тах неожиданно, что позабыл об опасности. Только потом, когда гитлеровцы улетели, увидел огромные воронки по сторонам от железнодорожной насыпи до 5 метров в диаметре, вдруг все осознал, Эти воронки долго еще оставались напоминанием нам о первых днях войны. Где-то до 60-х годов их можно было увидеть.

В первые дни войны я взял расчет в Егорьевске и определился на дрезненскую фабрику слесарем, в литейно-механический цех. Стал членом отряда самообороны, мне дали участок на чердаке нашего цеха, где были заготовлены бочки с водой, ящики с песком на случай бомбежки. Дежурили каждый налет, но немец фабрику за весь период войны так и не бомбил. Помню такой эпизод: днем объявлена воздушная тревога, я уже на крыше, выбрался наружу, прямо надо мной на бреющем полете пролетает «Мессершмитт». Вижу лицо летчика, грожу ему кулаком, он мне в ответ грозит — так и обменялись «любезностями».

Адольф Андреевич, сразу же такой вам вопрос. —А каким остался в памяти последний день войны?

Я в то время был механиком-водителем на танке Т-34. Нашу часть изрядно потрепали в Чехословакии отборные эсэсовские части. Остановились на хуторе перевести дух, переночевать Лежу, сплю, вижу сон, будто эсэсовцы спустились с Альп, вошли в деревню и начали пальбу: стрельба, грохот, трассирующие линии автоматных очередей.

Просыпаюсь — к окну. Действительно, стрельба, сплошное зарево от трассирующих разрывов, хватаюсь за оружие.

Вбегает старшина: «Хлопцы, подъем! Конец войне! Победа-а-а!» У меня рука непроизвольно вверх, и всю обойму, на радостях, в потолок.

Расскажите немного о ваших танкистских буднях.

Это было в Венгрии. Освобождали город Кечкемет. Наш 2-й механизированный корпус участвовал в окружении вражеской группировки. Но вышло так, что сами неожиданно очутились в двойном кольце противника.

Две недели отбивали атаки, израсходовали весь неприкосновенный запас продовольствия, начали голодать. Кто-то предложил пустить в ход поясные ремни, стали их варить. Помню себя, жующим жесткий ремень. Но отбили все атаки врага, дождавшись помощи соседней дивизии, которая пробивалась на выручку.

А этот случай тоже произошел в Венгрии в декабре 1944 года. Наша часть стояла на подступах к Будапешту. Я только что получил назначение в новый танковый экипаж. Наш командир был очень бесстрашный танкист, своеобразный человек. Стоим мы у железнодорожной насыпи. Город, как на ладони, видим над нашими головами жаркий воздушный бой, который заканчивается тем, что наш «ИЛ» падает. Летчики успевают выпрыгнуть, но тут же попадают в лапы к гитлеровцам, которые напускают на них собак, бьют их ногами. Все это мы видим, а помочь не можем, команды не поступает.

И тут наш командир принимает самостоятельное решение идти на выручку летчикам.

Под огнем немецкой пехоты, на полном ходу подъезжаем к месту приземления наших ястребков. Немцы бегут. Мы раненых летчиков затаскиваем в танк и — назад. Обошлось. А потом наш командир за эту операцию был представлен к боевому ордену, но не получил его — погиб.

В тот же день, когда он погиб, срезанный пулей немецкого десанта, наш танк был подбит. Стали вылезать из горящей машины и тут меня ранило. Видимо, снайпер постарался. Но прежде чем отключиться, помню, успел запустить «лимонкой» в бегущих навстречу немцев. Очнулся в госпитале.

А. А. Кунайкин — встречает 45-ю годовщину Победы с особым трепетом. В этот день ветеран Кунайкин наденет все свои награды, среди них ордена Красной Звезды, Отечественной войны II степени, медали «За победу над Германией», «За освобождение Будапешта» и другие боевые награды.

Ю. Шилов, газета «Текстильщица», 7 мая 1990 г.

Архивы

Все права защищены; 2022 Дрезна-истоки