Дрезна-истоки

ИСТОРИЯ РОДНОГО КРАЯ

ДРЕЗНА-ИСТОКИ

ВОВ. Дворников Иван Владимирович, 1920 г. р.

Дворников И.В.

И.В. Дворников до войны работал помощником мастера на Дрезненской фабрике, был бессменным вратарем местной футбольной команды. В Красной Армии с 1939 года, на фронте с июня 1941 г.

Награжден медалью «За отвагу» 13.07.1944 г. Из наградного листа:
3-й Белорусский фронт.

«Тов. Дворников действует в тылу противника с марта 1944 года в составе группы активной разведки в должности разведчика. За период боевых действий принимал участие в подрыве эшелона с войсками и техникой противника, в результате чего разбито 3 вагона с живой силой, 2 платформы с бронемашинами, убито и ранено до 170 солдат и офицеров противника. На всех боевых операциях проявлял мужество и выдержку.»

В конце июля вошел в состав разведывательно-диверсионной группы «МОРОЗ», состоящей из 14 человек. 25 июля 1944 г. группа была десантирована в тыл противника (ныне — Калининградская область).
Находясь в тылу противника, неоднократно демонстрировал высокую боевую выучку, мужество и самоотверженность. В частности, 30 июля, действуя в паре со старшиной К.И. Панфёровым, сумел вырваться из тисков вражеской облавы и оторваться от погони.

Впоследствии сражался в рядах остатков разведгруппы «Мороз», возглавляемых старшиной В.И. Довбышем.
Погиб 13 августа 1944 года: угодил под залп затаившихся в засаде гитлеровцев.

Из всей группы уцелели три человека.

В месте высадки десанта 25.07.1944 г., у местечка Гастеллово установлен памятник разведгруппе «Мороз».

Из газеты «Текстильщица» 1989 г.

Недавно в редакции побывали гости из нашей западной приграничной Калининградской области. В наш город их привела благородная миссия — рассказать о нашем земляке И.В. Дворникове, погибшем летом 1944 года при выполнении боевого задания близ
деревни Розенвальде, в Восточной Пруссии.

Долгие годы после войны о том, при каких обстоятельствах погиб Дворников, не имелось, практически, никаких сведений. И если бы не поисковая работа калининградских следопытов, то эта тайна (одна из многих) так бы и осталась неведомой нам.

Есть в городе Нестерове Калининградской области молодежно-патриотический клуб «Гвардия», которым руководит инструктор Нестеровского райкома комсомола Игорь Хатковский. С ним и состоялась беседа в редакции.

Игорь Анатольевич привез с собой большой материал по результатам работы поисковых групп, здесь и фотографии, и публикации в периодике, и ‘различные справки, документы. Часть из них касается нашего земляка Ивана Владимировича Дворникова.

И. В. Дворников до войны работал помощником мастера на фабрике, был бессменным вратарем фабричной футбольной команды, ушел на фронт в самом начале войны.

Знаменательно то, что наш земляк в самые тяжелые периоды войны выполнял нелегкую миссию разведчика. Даже сейчас, когда 45 лет про
шло со дня Победы, многие подробности деятельности разведчиков военной поры не могут еще стать всеобщим достоянием, также и о Дворникове известен лишь его восточно-прусский эпизод, ставший последним в его жизни.

Лето 1944 года. Советские войска заканчивают бои в Белоруссии, в Прибалтике. Не за горами тот день, когда война перенесется за пределы наших границ.

Командование 3-го Белорусского фронта принимает решение забросить в тыл противника специальные мобильные разведывательные и разведывательно-диверсионные группы, возглавляемые опытными разведчиками-офицерами. Именно эти группы должны были снять покрывало неизвестности с восточно-прусского плацдарма гитлеровцев.

Задача была краткой и четкой; вести наблюдение за железнодорожными и шоссейными перевозками, вскрывать системы обороны и дислокацию воинских частей, захватывать пленных для добывания полной оперативной обстановки.

С июля 1944 года разведывательные группы одна за другой начинают высаживаться на территорию рейха.

Никто из разведчиков не знал, что их ждет на земле. Группы высаживались ночью с самолетов с парашютами, зачастую в стороне от намеченного места. Они падали в чистом поле, на крупные населенные пункты, дома. Противник расстреливал их в воздухе, в считанные часы блокировал места — приземления. В коротких кровопролитных схватках многие разведчики погибали, так и не успев приступить к выполнению боевого задания. На место погибших летели новые и` новые группы.

Невозможно описать в скупых строках того, с чем пришлось столкнуться и что пришлось пережить десантникам. Голод, холод, постоянное преследование противником, отсутствие возможности даже развести огонь, обсохнуть, помыться, выспаться.

Вот что рассказывает об одной из таких операций, в которой и принимал участие, наш земляк И. В. Дворников, заместитель командира группы (единственный, оставшийся в живых) старшина Виктор Иванович Довбыш. Своими воспоминаниями он поделился на страницах районной газеты «Ленинский путь Славского района, Калининградской области, выдержки из которых мы и предлагаем вниманию наших читателей.

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ В. И. ДОВБЫША

Наша группа была сформирована за два дня. Я знал немногих, только тех, кто был со мной под Оршей. Одеты мы были во все гражданское, поверх маскировочные пятнистые куртки. Летели на большой высоте. Когда начали снижаться, подошел штурман:
«Мы над целью, всем пристегнуть парашюты, прыгать в два захода». Мы с командиром старшим лейтенантом И. А. Павловым открыли дверь. — Внизу ничего не видно — сплошная пелена тумана. Куда тут прыгать? Самолет делает разворот и снижается до 600 метров — опять ничего не видно. Еще снижаемся до 400 метров, ниже уже нельзя — парашют не успеет погасить скорость падения. Внизу,
сквозь пятна тумана, — виднелись какие-то строения, огни, что-то блестит: то ли речка, то ли дорога — ничего не разобрать, Снова подошел штурман: «Нахожусь примерно над целью, мне приказано вернуться без вас».

На первом заходе выпрыгнул командир и его группа, на втором — мои семь человек, я — последний. На третьем круге летчики выбросили груз. Первые, кто приземлится, должны смотреть, куда он упадет. Нас разбросало. Я опустился на высокую сосну на опушке леса, срезал стропы и слез на землю. Стал тянуть парашют, но так и не
снял его. Неподалеку в поселке началась беспорядочная стрельба, яростный лай собак, крики, взвились в небо осветительные ракеты. На условный сигнал сбора — свист — пришли только трое: Иван Дворников, Александр Хальчицкий и Дмитрий Бегияшвили. Пока искали остальных, стало уже светать. В небе появился поисковый немецкий самолет. Высадились мы в 2 часа 30 минут, а в 4 часа 30 минут уже были стянуты войска и началась облава. Мы бросились в лес, но в нем не укрыться: это был небольшой парковый массив, в нем трудно остаться незамеченным. Бросились к реке, но через нее не переправиться. К тому времени рассвело окончательно. Спрятались в камышах, которые росли вдоль реки.

Весь день до самого вечера в лесу то там, то тут вспыхивала ожесточенная стрельба, доносились крики. Дважды вблизи нас к лесу прошли цепи жандармов. Мы просидели в камышах до темноты. Потом осторожно берегом реки отправились на поиски своих…

Так, 25 июля 1944 года, прошел первый день высадки разведчиков многих групп, в частности, и группы «Мороз», в которой был И. В. Дворников. В этот день и в последующие десант продолжался.

С самого начла операции группа «Мороз» была обнаружена противником. Как позже выяснилось: была допущена непоправимая ошибка — в плохих метеоусловиях летчики не смогли сориентироваться и выбросили разведчиков не в заданном районе, где были сплошные леса и болота, а километров на 20 северо-восточнее — в густонаселенный район. Парашют с грузом, где были взрывчатка, боезапас, телогрейки, продукты, питание для рации, упал прямо во двор военной комендатуры.

Немцам удалось зажать остатки группы, возглавляемой Довбышем, в мелком ельнике у болота. Вновь началась облава. Разведчики решили рассыпаться и прятаться по одному.

Из опасного района разведчики все еще не уходили. Они надеялись на встречу с кем-то из оставшейся группы. Для того, чтобы начать действовать, нужна была радистка. Частые перестрелки в близлежащем районе свидетельствовали о том, что кто-то все же остался жив, кого-то ищут.

На восьмой день стрельба утихла. И как раз в это время удалось повстречать двоих из группы командира. Они сообщили, что командир и обе радистки Клавдия Новолодская и Серафима Костина, погибли.

Вскоре продукты кончились, решили их добыть. Хутор выбрали поближе к лесу. Хозяин — поляк, его жена — немка, со своим старым отцом и сестра хозяина, тоже полячка — звали ее Галей. Она немного говорила по-русски. Расспросили ее о русских парашютистах, узнали название местности, где находимся. На пиджак и брюки выменяли хлеб и сало.

Разведчики по-прежнему не теряли надежды встретить своих, может быть из других групп. Но она же таяла с каждым днем. Тогда было принято решение — запастись продуктами на хуторе, где они уже побывали и уходить за линию фронта.

Вновь несколько часов наблюдали за хутором: по двору ходили хозяева, к вечеру всё утихло. Осторожно подошли, как раньше, тихо оцепили дом.
Один стал между сараев, другой — со стороны леса, Хальчицкий — у колодца. Дворников, прижимаясь к стене, подошел к окну и тихо постучал. Вдруг с крыши одного из сараев раздалась резкая
команда, и ночную тишину разорвали автоматные очереди…

К утру ва болоте собрались все, кроме Ивана Дворникова. Ждали его несколько дней. Но он так и не пришел. Опять пошли к хутору. Наблюдали за ним весь день. Довбыш подполз к огороду. И когда туда вышла Галя, тихо подозвал ее и спросил об Иване. Она сказала, что его убили. Жандармы сидели на сарае весь день. «Заховали его там», — и махнула рукой за сарай. Так, 13 августа 1944 года погиб Иван Владимирович Дворников.

Сейчас в Калининградской области стоят памятники на местах гибели и дислокации некоторых разведчиков и разведывательных групп, создается музей разведчиков, ведется постоянный поиск.

Поисковая группа молодежно-патриотического клуба «Гвардия» провела большую работу в воссоздании подробностей действий таких разведывательных групп на территории Восточной Прусии (ныне Калининградской области), как «Джек», «Кросс», «Ясень», «Александр Матросов», «Урал»,«Максим, «Тигр»… Среди них и волнующие подробности о судьбе группы «Мороз».

Из газеты «Текстильщица», 1990 г.

Архивы

Все права защищены; 2022 Дрезна-истоки