Дрезна-истоки

ИСТОРИЯ РОДНОГО КРАЯ

ДРЕЗНА-ИСТОКИ

Хроники Дрезны. 1933 г. вып. 19

В сети публикуется впервые

Из материалов местной газеты «Ударница»

Подбор статей: Аникина М. В.

№1 от 7 января, №2 от 16 января, №3 от 21 января, №4 от 1 февраля, №5 от 1 марта, №6 от 9 марта, №7 от 20 марта, №9 от 27 марта.

Только заголовки:

  • Борьба с религией — борьба за социализм. Жил ли Иисус Христос?
  • Для чего вводится единая паспортная система
  • Под знаменем Ленина — к новым победам
  • Работницы, не работайте на производстве с распущенными волосами и в платках
  • 30 января — конференция слушателей комсомольской политсети
  • Кто должен болеть душой за политучебу комсомола
  • Конкурс ткачей продлен
  • В Дрезне должен быть трам (театр рабочей молодежи)
  • 15 лет на страже социалистического строительства
  • Проверим подготовку колхозов к весеннему севу
  • Памятка тазовщице
  • Решения пленума горкома
  • Да здравствует международный коммунистический женский день
  • Севастьяновский колхоз к севу не готов
  • О проведении обязательного техминимума
  • Как работать ткачихе (станок, уток и шпули, челнок, смазка челнока, зарядка челнока, основа)
  • Очистим колхозы от чуждых и вредных элементов
  • Колдоговор — важнейший документ
  • Больше внимания хозрасчетным бригадам

На ходу исправить ошибки

В газете «Легкая индустрия» 22 декабря прошлого года опубликована статья «Привлечь к ответственности руководство Дрезненской фабрики» — за произвольное снижение норм по ткачеству. Для расследования фактов, опубликованных в газете, в Дрезну была командирована специальная комиссия. Материалы комиссии 30 декабря обсуждало бюро горкома ВКП(б).

Бюро горкома ВКП(б) отметило, что газета «Легкая индустрия» правильно сигнализировала о том, что руководство Дрезненской фабрики при согласии управления Орехово-Зуевского х/б треста вместо действительной борьбы за большевистские темпы по увеличению выпуска ткани на фабрике пошло по линии наименьшего сопротивления, снизив без достаточных оснований технически возможные и плановые нормы по ткацкой фабрике в 4 квартале 1932 года.

По молескину стандарт 300 ТВН снижены по отношению к 1931 году на 9%, плановая норма снижена на 9%. По молескину стандарт 136 плановая норма снижена на 10% против 3 квартала 1932 года. Снижение ТВН приводит к переходу фондов зарплаты и ослабляет борьбу за повышение производительности труда.

Бюро горкома отметило, что партком и фракция ФЗК механически отнеслись к рассмотрению контрольных цифр на 4 квартал, не установили действительного общественного контроля за составлением контрольных цифр и выявления технических возможностей и слабо мобилизировали активность рабочих вокруг выдвижения встречных норм.

Бюро горкома признало, что руководство Дрезненской фабрики допустило грубую ошибку, заключающуюся в установлении заниженных технически возможных норм по качеству. Такой огульный переход к занижению нормы привел к ослаблению борьбы за решающий вопрос промышленности, за подъем производительности труда и демобилизовал хозяйственное и партийное руководство в борьбе за действительное выполнение промфинплана. Причем занижение норм, как отметило в своем решении бюро горкома, прошло в санкции х/б треста при некритическом отношении к этому делу со стороны парткома фабрики.

За допущенное снижение ТВН плановых норм бюро горкома объявило директору Дрезненской фабрики тов. Бушуеву выговор. Пом. управляющего х/б треста по планово-производственному отделу тов. Воробьеву за способствование снижению плановых норм также объявил выговор.

Бюро горкому указало тов. Молчанову (управляющему х/б треста) на отсутствие достаточного контроля в вопросе установления ТВН и плановых норм по качеству в Дрезне.

Бюро горкома обязало директора Дрезненской фабрики т. Бушуева при составлении контрольных цифр на первый квартал 1933 г. пересмотреть ТВН и плановые нормы в сторону их повышения, учтя при этом положительные факторы, обеспечивающие поднятие производительности труда (ликвидация дифтруда, разуплотнение подмастеров) и намеченные к проведению рационализаторские мероприятия в 1 квартале 1933 г.

Ликвидировать существование двух технически возможных норм (одна для плана, с целью создания резервов снижения себестоимости и другая для расценков).

Кроме того, бюро предложило директору фабрики включить в план 4 квартала дополнительно отработанное оборудование по ткачеству, не включенное в план, внеся соответствующие изменения в выполнении промфинплана.

Бюро горкома обязало и фракция ФЗК развернуть широкую массовую работу при обсуждении контрольных цифр на 1933 г., доведя до каждого рабочего не только плановые нормы, но и ТВН по каждому сорту, добиваясь выдвижения встречных норм и проработать на партийных и профсоюзных собраниях, а также среди членов ИТР решение бюро горкома по этому вопросу.

Кулацкий букет при буфете станции Дрезна

При дрезненской станции имеется буфет, при котором расцвел кулацкий буфет, имя ему — почтенный Павел. Несмотря на то, что Баранов павел раскулачен, он нашел себе уютный уголок при дрезненской станции. Со стороны месткома Волькевича раскулаченный Павел завоевал доверие.

Благодаря близорукости партячейки станции Дрезна в советскую кооперацию пролез чуждо-классовый элемент. В результате чего получается систематическая пьянка и разбазаривание средств направо и налево. Баранов пьянкой привлек к себе коопбюро тов. Кирина и других тов., которые пользовались кулацкими услугами, разбазаривали дефицитные товары, как то: сахар, хлеб и т.д., вследствие чего рабочие оставались без сахару и хлеба. Недавно Баранову был общественный суд, где Волькевич по своей близорукости, не видя в Баранове кулака, пытался взять его под свою защиту. Но благодаря сотрудникам буфета открыли всю пьяную лавочку, и это не должно остаться под сукном у председателя, а передастся куда следует.

А Волькевич, как предместкома, притом — коммунист, поставленный партией и рабочими для изжития всяких недостатков и безобразий и устранения их на ходу, не справился с этой задачей и допустил чуждо-классового врага в нашу кооперацию.

Таких коммунистов как Волькевич, которые не борются с классовым элементом, надо партии взять на учет. Необходимо также очиститься от чуждых классовых нам элементов, как от Баранова Павла.

Сонин

Женский день

Сегодня в столовой ИТР собраны делегаты. Сегодня милиция у постов фабричных ворот спрашивает не пропуск на работу, а выдает пригласительные билеты на делегатское собрание. За чистыми квадратными столиками, обтянутыми цветно-желтыми блестящими клеенками расселись работницы. Большинство из них с морщинистыми лицами и каждая морщинка- показатель тяжелого жизненного пути. Играет гармошка, поют песни, пляшут русского. Но вот доклад, смолкает песня и гармошка. Собрание необычно, отличительно от всех остальных делегатских собраний. Докладчики — сами делегаты. Они рассказывают о пройденных этапах работы в прошлой жизни.

РОЗАНОВА
Какая была жизнь? — Тугая жизнь. 3 и 4 рубля в месяц зарабатывали. На ф-ке строгость начальства. Съем не сняла — плеткой били. Плетка ременная, а на конце — проволока. Хлыстнет, бывало, аж рубцы на теле, а кому жаловаться? Некому. В 1905 г. мужа арестовали. Обвинили как политического. В баню посадили. Два дня сидел, держали взаперти. За что, думаю, сидит? Стала рабочих упрашивать: «пойдемте, граждане, спросим, за что посадили мужа?» Организовала рабочих, пошли. Налетели на нас полицейские, стали нас разгонять, избивать. Меня ударили по голове, оглушили. С тех пор я глуха. Вновь работала на фабрике. Минуту нельзя было отлучиться от станка, а отлучишься малость, тут тебе крестик поставят, а потом — штраф за отлучку. А увольняли за что вздумается. Так вот и текло время. Муж уехал на войну, жилось голодно. Детишек куча. Жили мы на частной квартире. О грамоте и не думали, а тут бац — письмо с фронта от мужа. Я — к хозяину квартиры, так мол и так, письмецо получила. Читал хозяин письма мужнины. А он писал, как помню, «начинается братание», что, думаю, это за братание, спросила — «скоро война кончится» — сказал хозяин. Ага, думаю, вот что это за словечко. А там — и революция. Утром помню, как сейчас, гляжу из окна — народ бежит, «не пожар ли?» Выбежала и я, не тут-то было!
Мой сынишка — теперь уже коммунист, первый с красным знаменем пришел со станции. За ним — рабочие. Подошли к фабрике. Гляжу, Тупицын навстречу: «Ага, и твой сын тянется за отцом». Пригрозил: «Подождите!» Я страшно пугалась всем затеям. А потом мне сказали, что это революция. Обрадовалась, сильно обрадовалась. Стало быть, свобода. Тупицына бояться нечего, сами хозяева. По станкам ходили, возбужденные событием, останавливались в проходах, кричали: «Одевайся, кончай работу! На демонстрацию!» После демонстрации собрались в клубе и тут я впервые была выдвинута делегаткой. Помню и посейчас слова председателя: — Нам, товарищи, нужны боевые работницы!
Вначале наша работа сводилась к выявлению врагов рабочих. По нашей указке ловили черносотенцев. Пирогова — прогнали, Бокарева — подхалима перед начальством. После этого были приставлены к обществу потребителей. Горячая работа была, интересная. Помню, тогда, по нашему почину создали ясли. Бедные были ясли. Да что говорить, две комнаты занимали. Белья не было. Мы, как делегаты взялись сами, своими руками по домам шить детскую одежду. Всем хотелось наладить работу ясель. А потом поставили перед фабкомом вопрос об организации фабричных яслей. За организацию взялись горячо и дружно. Завоевали дом, где раньше жили служащие. Делегатки стали заботиться и руководить яслями.

Тянуло к знанию. В клуб. Была выбрана на ряд конференций, хотя и неграмотная. Зато память у меня — что надо. Хорошая. Что там на конференции скажут — по приезде на фабрику все начисто расскажу работницам. Видя мою общественную активность, муж перед смертью наказывал: «ты у меня хорошая баба. сознательная, одна беда — неграмотная, тебе учиться надо», и наказывал: — «иди учиться, иди в ликбез».

Послушалась его советам, посещала ликбез. Многое узнала, многому научилась. Спасибо мужику — хороший совет дал. Послушалась его. Поучилась — легче стало работать. Зачастила в клуб. Редко пропускала заседания. В «День кооперации», в «Международный женский день» собирались делегатки организованным порядком. Перед собранием — песни, разговоры. Хорошее время!

Теперь на инвалидности, но в производство пошла. Помочь надо нашей стране. Сейчас я член горсовета, работаю в здравоохранении. С 1927 г. в рабкоры зачислена. Активно работала. В настоящее время — редактор казарменной стеновки. Через газету вскрываем недостатки, показываем отрицательные и положительные стороны нашей жизни. Разоблачаем лодырей, прогульщиков. На фабрике по моему почину перешли на сдельную работу, а то что было? Одни сидят, другие — работают, а платят всем поровну. Разве это справедливо? Призываю всех делегаток ещё активнее проявлять себя в работе, отдавать свои силы, быть уверенными, что рудимся на самих себя.

Я являюсь уполномоченной женделегаток. Женделегатки работают неплохо. Пример: грубо обращался подмастер Курнаев с работницами, о нем поставили вопрос и подмастера уволили. Женделегатки выявили плохо обеспеченных ребят, мы им выдали пособие и обувь.

СЛЕЗКИНА
Нас осталось 7 человек, я ходила несколько раз в няньки. Потом поступила на производство стекла. Мой брат в 1905 году бастовал, его выслали, а нас всех выгнали. Двоюродного брата тоже забрали. Я решила поехать в Дрезну. Ночевать выпросилась в Слободке. За бутылку вина меня определили в больницу. Теперь мы видим, что соввласть нам дала все. Иду по любому вопросу к Цветовой. говорю, давай уничтожим недостатки. Кроме того, я сама активно работаю. Серегина говорила: «молчи, не наше это дело», а сейчас и Серегина выросла, работает секретарем.

ГЛАДКОВА
Приехала в Дрезну из Сибири, не мела места, где переночевать. За взятку была поставлена в казарму. В производстве мастера, подмастера, смотрители — то же самое, брали на чай. В 1905 г. была участницей в революционных боях пролетариата. В Дрезну ко мне приезжали Орехово-Зуевские революционеры-подпольщики, которые были арестованы, и меня с семьей выбросили на улицу. И только в 1917 г. я получила квартиру в казарме, была участницей женделегатских собраний, в организации рабочего клуба, яслей, работала по охране труда. Была членом уездной страховой кассы, членом уездного профсоюза. Мне сейчас 60 лет, и я себя чувствую очень плохо, те переживания, которые я имела до революции 1917 г. на мне отразились.

СЕРЕГИНА
Я начала работать с 1908 г. Первоначально я поступила в больницу за 3 р. Через 3-4 года я определилась в прядильную. и там работаю по сегодняшний день. Когда мы подойдем ближе и вспомним как работали при фабриканте, то надо сказать, что за бутылку водки можно было купить любого подмастера. А мастера уважали тех, кто имеет хорошую физиономию, для того он был готов все сделать, а какая рожа не понравится, то не жди милости. В два счета за брак уволят с производства, а когда задумаешь добиться повышения зарплаты, то покупай бутылку подмастеру и с бутылкой водки к нему, наверняка прибавит зарплату.
После гражданской войны я стала втягиваться в общественную работу. С 1925 г. выбрали женделегаткой, выступала на собрании по записке. что напишут, то и скажу. Из женделегаток меня послали в деревню проводить собрание. Прошло несколько месяцев и меня выбрали казначеем, потом председателем цехпрофбюро, пом. директора по массработе. Немного работала в кооперации, а сейчас работаю секретарем второй смены. Постановления женделегатских собраний выполняются, за исключением одного предложения, поехать на экскурсию. И надо учиться, чтобы быть всем грамотными.

ДЕВЯТКИНА
В 1917 г. поступила на фабрику, до этого была няней. Была неграмотной и только благодаря организаторам женделегатам Степановой, Косиновой, Кузнецовой, Соловьевой выучилась. Была членом фабзавкома. Я болела туберкулезом, ко мне приходили женщины, товарищи по общественной и производственной работе. Это хорошо, когда женщины заботятся друг о друге.

ФИРСОВА
Нашим женделегаткам особое внимание нужно уделить в вопросе о контроле за хлебом, потому что бывают случаи, когда хлеб плохой, за хлебом очереди. Я сейчас работаю в секторе снабжения, там в особенности нужен контроль со стороны масс.
Мои родители были выгнаны с производства до революции и из квартиры из-за болезни. Сейчас мы видим наоборот, поддерживают здоровье больного рабочего.

СЕРГЕЕВА
Работаю я активно, посещаю делегатские собрания, через которые добиваемся проведения решений. Возьмем Севастьяново — мы добились того, что в Севастьяново отремонтировали дом, привезли дров, открыли там очаг и ясли. Я охотно иду работать, хожу в профшколу, ликбез и страхкассу.

ОГОРОДНИКОВА
Я работаю с 1903 года. 13-летней девчонкой работала по 11 часов в сутки. Мы жили тогда в глухом местечке. Отец работал столяром на заводе, он был человек религиозный, да при том — церковный староста. В юности я я познакомилась с одним политическим ссыльным. Он нам читал различные прокламации и политические брошюры. Мало-помалу мы стали поговаривать о борьбе и на заводе. Организовали даже забастовку, хотя она и прошла нескладно, неорганизованно (ходили, разбрасывали угли, шли с кольями), но все-таки дали знать о себе хозяину. Наша забастовка происходила на экономической почве — мы требовали прибавки к зарплате, но прибавки мы все же не добились — нас арестовали. Потом меня выпустили и под давлением отца я снова вернулась на завод.
Условия были трудные. Со временем перебрались на Дрезну, работала на ткацкой. Вспоминается один случай.
Сломала я головку у крючка, который служит для заводки нитей основы, что делать? Напугалась. Пошла в кабинет мастера, открыла дверь, а от страха на юбке пуговица лопнула, стою растерянная, а юбка съезжает. Легко я тогда отделалась, заплатив за поломанный крючок 50 коп штрафу.
Мужу моему влетело здорово. В особенности на собрании рабочих в Малиновском лесу. Окружили их жандармы, и давай полосовать нагайками. Изувечили тогда мужа, вся спина во швах была. Но мой муж был не из трусливых, смешно было всем. когда он ненавистного для рабочих Тупицыны вывозил: посадил Тупицына в корзину, воткнул ему метлу, да и выкатил из фабрики.
Как жили в казарме? Сами посудите хорошо или плохо. В казарме по несколько семей вместе ютилось, 13 человек нас жило в одной комнате. Теперь куда лучше живем. Отдельную комнату имеем, чистую и светлую. Никто не позаботится о нас. кроме как советская власть, а советская власть — наша — все мы советская власть.

АЛЕКСЕЕВА
Отец мой был сильный пьяница. Детей в нашей семье было много, все раздетые и полуголодные. Определяли на фабрику тогда за взятку. Поставишь бутылку- тогда определят, а так и не суйся.
Работаю на фабрике с 13 лет, работала съемщицей, часто получала подзатыльник и от старших работниц, была у них на побегушках. Взяли меня с условием, что я по праздникам буду приходить к определившему меня человеку и прислуживать. Никогда не забуду, как один раз я гостям я подавала пальто и по копеечке набрала с них 10 копеек. Я была очень рада, уже ночью, не помня себя от радости бежала к матери, чтобы сообщить ей свою большую радость. Крепко сжимала 10 копеек в руке, боялась потерять.
В последствии памятка революции, митинги 1917 г., потом голод. Трудно приходилось отцу. Забрал он нас всех и увез в Сибирь.
В Сибири я примкнула к образовавшимся политкружкам. Объединившись в кружки, мы помогали школе, чем могли, помогали бедным крестьянам в их хозяйстве. В Сибири отец умер. В 1925 году я с матерью уехала из Сибири снова в Дрезну. В нашем цехе была женделегатка Самодуровская. Вт она-то и заинтересовала меня общественной работой. Вначале я работала цехделегатом, затем подалась в члены лавочной комиссии, очень интересовалась различными собраниями. Бывало, читаешь: «сегодня закрытое партийное собрание», и задаешь себе вопросы: почему оно закрытое, какие вопросы на нем разбираются. Хотелось много знать. Обучилась грамоте. Просветлело. В 1926 году вступила в партию и никогда не каюсь в этом. Теперь я знаю, что наша партия — партия рабочего, она защищает интересы рабочих.
Меня выбрали членом правления. Росла в цехе с помощью своих товарищей. В настоящее время я работаю секретарем партячейки.
Вот так сидим мы иногда дома, мать посмотрит на меня и скажет: «что было бы тогда с вами, а сейчас вы люди», — задумывается старая. Мы жадны к знаниям, это хорошо. Я теперь научилась свободно выступать на собраниях, а бывало все по запискам читала. У нас есть ряд делегаток, которые совсем не могли выступать, а теперь выросли, научились деловито говорить.
Я призываю ещё теснее сомкнуть ряды делегаток. Знамя, врученное вам райкомом за хорошую работу, не выпускать, а драться за него, крепко драться, и быть всегда образцом и примером в работе.

ИГНАТЬЕВА
Я, гражданка Игнатьева, работаю на Дрезненской фабрике с 1905 года в качестве ткачихи. Как я раньше работала? Боялась каждого мастера, заведующего, табельщика, была наемная, забитая, неграмотная. Раньше хозяева рассчитывали рабочих за что попало: за брак, за выработку. Не понравишься мастеру, некрасива на взгляд, или что-нибудь требует свое, то тебе нет места, тебя выгоняли с производства. что было и со мной. Сделала я на товаре близну в 1 метр и была уволена. А раньше как только увольняют рабочего с фабрики, то выгоняют и из квартиры. И так продолжалось до 1917 года, когда мы свергли царя.
Я была неграмотная, а все-таки стала ходить на собрания, и я поняла, что на эксплоатировали, и с нами не считались. Когда в Октябре мы свергли временное правительство, тут уже я поняла, что действительно пришла власть, которая стоит за рабочих. Я жила в плохих условиях: в комнате, с ребенком, на полатях. Меня перевели в другую комнату, где я жила одна на сторонке.
В 1922 году меня выбрали женделегаткой, потом — членом лавочной комиссии, в 1922 г. — уполномоченный дрезненского ЕПО, 1926-27 — член правления дрезненского ЕПО. 1929 г. на 14 съезде профсоюзов меня выбрали членом президиума учпрофбюро Орехово-Зуева и я была там до 1930 года. Когда проходила чистка партии, я поняла, что мне нужно вступить в члены ВКП(б), и я вступила. В 1930 году была страхделегаткой и член президиума страхкассы. В 1931 году — председатель цехкомитета, а затем — секретарь ячейки 2 смены ткацкой фабрики. В 1932 году с 25 мая работаю зав. выплатным пунктом, член президиума ФЗК и уполномоченный за женделегатские собрания. Вот что мне дала Октябрьская революция.
Короткова сказала, что раньше было хорошо. А сделала близну и меня выгнали, моему брату сказали, твоя сестра не ходит в церковь. Раньше заправлял бухгалтер старообряд. Короткова сама старобрядка, потому ей многое сходило. Мы выдали денег 36 тысяч рублей по страхкассе. Раньше ничего не было. Рожали у станков. Кто раньше брался в ясли, кто хорошо зарабатывал.

КНЯЗЕВА
Я вспоминаю, когда у меня был перерыв в работе среди женщин, мне показалось очень скучно. В 1918 г. мне пришлось быть активной участницей демонстрации. Надо отметить участие наших женщин в работе производства, активность на собраниях. Стали разбираться в вопросах текущей политики и я этот рост в особенности отмечаю на себе. Короткова пытается доказать, что раньше жилось лучше, это неверно, потому что наша борьба в Дрезне была проявлена в трех стачках. На производстве брали штрафы, сажалт в тюрьмы, перегоняли из одной комнаты в другую. Сейчас благодаря постоянной работе женделегаток добилась квартиры.
Нужно будет также иметь более чуткое отношение к вопросам наших женщин. Что мы имеем на сегодняшний день для улучшения жизни рабочих? Выстроено 5 домов, диспансер, ясли на 200 человек, очаг, работниц посылают в дома отдыха и др. мероприятия.
Если тов. Короткова не дает разграничения жизни раньше и теперь, не видит хороших сторон соцсоревнования и ударничества, то это очень плохо. Если раньше вся работа шла в пользу Зимина, то сейчас мы работаем сами на себя. Этим самым мы устраиваем свое благополучие.

КУПЦОВА
Давно дело было. Чуть помню. 13 лет я пошла работать на фабрику. Платили гроши — 20 коп. жалование было. Мать у меня подметалкой работала. Ростом я была маленькая, худенькая. Придешь иногда к мастеру, спросишь прибавку, а он посмотрит на тебя, рукой махнет — прибавлю, а сам не прибавлял, верно из-за роста не прибавляли. А по работе я смышленая была, любознательная. Выпросилась в школу. Учиться стала. После фабрики, как четыре с половиной часа отработаешь, бежишь в школу, из школы — снова на работу. Так и крутилась. Приходилось трудно, отдыха не было, кроме воскресного дня. Мучались с матерью, а не жили. Копейки получали. Из-за нужды покинула фабрику и ушла в няньки. Думала, там полегче будет, но там в деревне такая же бедность. Снова фабрика. Определяться пришла. Не принимают. 15 дней до 15 лет не хватает. Вначале не брали. Мать к Ивану Андреевичу приводила, кланялась, умоляла взять на работу. А Иван Андреевич (?Смергуст) советовал:
— «Ты вот что, мать сделай. Попу рубль дай, он в метриках девчонке прибавит — тогда можно будет и на фабрику ее определить. Поняла?»
Мать мотала головой в знак согласия. Мать сходила к попу, прибавила возраст. Определили на фабрику. Денной работала. Мастеров страх боялась. Прячешься, бывало, от него. Стараешься до пота. Штрафу у меня не было. Помню только один случай был. Остановили мы машины до останова паровой. Безо времени остановили. Вызвали к мастеру. Мастер объявил мне:
— Тебе, Купцова, даем расчет.
— Как же так? Работала. работала.
Расчет и все.
Потом смиловистился: — ну, ступай, разберемся! А на фабрике строгость была. За рванищу сердце болит. Мастеров боялась. Пили чай за работой с оглядкой. Хлебнешь глоток, а сама глазами по сторонам ведешь, нет ли мастера.
Семейное положение тоже было не ахти какое. Жили у помойного ведра, люльки негде было повесить. У хозяина на частной квартире жили с матерью. Теснота, духота. Потом перевели в семейную комнату, дали уголок под одной кроватью. Под кроватью спали. Разве это жизнь была?
А теперь не то, предлагают квартиру, а ты спрашиваешь сколько жилплощади на человека приходится, о кубометрах воздуха узнали. Спасибо нашей власти. Оценила она труд женщин и обращение к нам другое. Раньше на нас бывало мастер орал «паршивый чорт, куда ушла от машины» и ремнем хлестал. А теперь — попробуй даже крикнуть. Плохо раньше жила, теперь живу хорошо.

БОЛДИНА
Я призываю всех делегаток как одну стоять за советскую власть, говорить о том, что раньше хуже жили, это верно. Нашего отца арестовывали, сажали в тюрьму. Слова свободно нельзя было сказать. Отца выгоняют из квартиры, и нас из квартиры тоже выгоняют. Никто не заступится.
Я работаю уже 23 года. На фабрику определилась с 11 лет. Работала за 25 коп. Как лошади возили ящики со шпулями. Трудно девчонке доставалось. Бывало и подмастер, и мастер понукали, хлестали кнутом. А вот теперь — вздохнули свободно. Втянулась в общественную работу. 11 лет уже на общественной работе. Делегаткой выбрали. Не покидаю я общественную работу, несмотря на то, что имею детей.
Я призываю делегаток ещё больше. ещё лучше работать. Ваша польза — польза для нас же самих. Пойдем в кооперативы, детские дома, овощехранилища, поможем вскрыть недостатки, поможем их исправить.

Письмо из Красной Армии

Здравствуйте, товарищи колхозники, шлю я вам свой красноармейский привет и желаю больших успехов в подготовке к весеннему севу. Товарищи колхозники, наступило самое горячее время, нужно позаботиться о лошадях, обеспечить их фуражом так. чтобы была возможность на них пахать и ещё нужно заблаговременно отремонтировать сельскохозяйственный инвентарь, отремонтировать всю упряжь и закрепить за каждой лошадью так, чтобы не менять хомуты с лошади на лошадь, этим самым не собьем ни одной лошади.
Товарищи колхозники, январский пленум ЦК и ЦКК ВКП(б), подводя итоги больших успехов в выполнении пятилетки в 4 года, в построении совхозов и колхозов, поставил вопрос о поднятии урожайности в 1933 году. Вам об этом нужно заранее побеспокоиться и принять активное участие в удобрении полей и в сортировке семян, от этого зависит поднятие урожайности. Чтобы поднять урожайность, нужно вовремя вспахать землю и вовремя засеять, а для этого требуется поднять производительность труда, путем соцсоревнования и ударничества, нужно изжить обезличку и уравниловку и решительно бороться с лодырями и расхитителями колхозного имущества, нужно дать решительный отпор классовому врагу, который под маской того же колхозника пролезает в руководящие органы и всячески старается разложить колхоз. <…> Товарищи колхозники, мне помнится, как мы работали в прошлом году, в особенности в осеннем севе, мы были организованы в ударную бригаду. Эта бригада состояла из следующих колхозников: Буданов М., Гузанов А.М., Сапожников Е.Ф., Крючков И.Ф., Рюрина А.А., Лялина Е.В., Шилкина Е.И., Галкин Н., Галкин М., всем этим товарищам я шлю свой красноармейский привет и я надеюсь, что эти товарищи покажут свою активность в весенне-посевной кампании. Товарищи ударники, от вас зависит очень многое. Вы должны быть впереди в подготовке к весеннему севу, в подготовке рабочего скота. Вы должны добиваться доброкачественной пахоты, вы должны быть впереди в беспощадной борьбе с лодырями, подкулачниками и вредителями. Вы должны быть передовыми и повести за собой отстающую массу колхозников, ваша задача — вовлечь новых таких же ударников. Помогайте отстающим, жестоко расправляйтесь с лодырями и вредителями, твердо выполняйте закон об исключении из колхоза нежелающих работать.
красноармеец М. Буданов

Колдоговор (отрывок)

Культбытовое обслуживание и снабжение рабочих.
На достройку дома №5 фубра, постройку 7 домов, яслей, дооборудование детприметивов, ремонт жилищ, достройку клуба отпущено 551 000 рублей с расчетом закончить все работы не позднее ноября. Жилплощадь будет предоставлена в первую очередь лучшим рабочим-ударникам, ведущим профессиям и частично для ИТР и молодежи.

Кроме того отпущены средства на улучшение общественного питания в размере 56 500 рублей и пригородное хозяйство — 115 000 рублей.

Письма читателей и объявления

Внимание комсомольскому магазину №8!
Несмотря на неоднократное заявление заву хоз. части при отделе снабжения тов. Меркулову о ремонте комсомольского магазина и о выдаче продавцам спецодежды, Меркулов мер никаких не принимает, а только отговаривается — сделаем, сделаем, сделаем. Заводоуправлению, принявшему магазины ЗРК, надо устранить эти безобразия, мешающие выполнению торгплана.
Соколов

Беспризорный кассир
В клубе им. Волкова не имеется кассы, в которой кассир бы мог спокойно продавать билеты. Кассиру приходится продавать билеты где придется: у входных дверей, в раздевалке, в детской комнате. Желающим пойти в кино, чтобы купить билет, надо разыскивать кассира по всем уголкам клуба. Правлению клуба надо бы обратить внимание на беспризорного кассира и найти место для кассы.
И. Бедов

Забытый автодор
С 1 января 1933 г. в пожарной команде организовались курсы шоферов. Когда призвали старого председателя Автодора Ионова В. взять отчет, то у него не оказалось автодорских денег 310 руб., и вещи, сданные ему все расхищены. Необходимо привлечь т. Ионова к ответственности, и общественные деньги возвратить по назначению.
Буров

За плохое санитарное состояние буфета виновника привлечь к ответу
У нас имеется при клубе буфет, в котором ничего нет, а когда что бывает, то в плохом санитарном состоянии. Например, 21 декабря 1932 г. при клубе в буфете был винегрет, который стоил 15 коп. без хлеба и без вилки. Покупатель берет винегрет и кушает руками, и после этого буфетчик кладет винегрет снова в грязную тарелку. Спрашивают покупатели буфетчика «почему вы не моете тарелки?». Буфетчик Дмитриев И. отвечает: «за 15 коп. мыть тарелки нет расчета, ежели бы винегрет стоил рубль, тогда бы я постарался вымыть». Вот каково отношение буфетчика к гигиене и, по-видимому, автономная секция общественного питания также не старается заглянуть, что делается в буфете. Это надо учесть, рабочие — не свиньи. Мы должны кушать из чистой тарелки, и вилкой, а не руками.
Иванов

Родители, ведите своих детей в детскую столовую, кормите питательными горячими завтраками и обедами
Два месяца существует детская столовая, рассчитанная обслуживать вкусными, питательными горячими завтраками и обедами 200 чел. детей рабочих. В настоящее время столовая обслуживает 150 чел. детей. Причина недобора — плохое разъяснение и незнание рабочими о существовании столовой. Администрации столовой надо провести беседы по радио и в казкоме с в целях разъяснения и ознакомления рабочих с работой детской столовой.
Востриков

Дайте квартиру
Когда мы поступали работать на Дрезненскую фабрику, то бывший председатель ЖКО т. Косинов дал обещание, что через несколько дней предоставит нам квартиру. Вот прошло уже 6 месяцев, за это время тов. Косинова сменил тов. Чесноков, а квартиры до сих пор не дали. Администрация поместила всех нас в дом приезжих и на этом успокоилась. Обращаясь часто к тов. Чеснокову с вопросом о квартире, получаешь такой ответ: «мне некогда с вами разговаривать о квартире, у меня поважнее дела».
Таким образом дом приезжих превратился в общежитие. Обстановка дома приезжих неудовлетворительная в смысле большой скученности (5 человек в небольшой комнате).
Лица. приезжающие в командировку на фабрику не могут найти ночлег, так как дом приезжих заполнен членами ИТР. Нередки случаи, когда не исполнив поручения, командированные на данную фабрику. уезжают обратно. Бюро ИТС также как и ЖКО не обращает должного внимания на своих членов. Необходимо администрации Дрезненской фабрики разгрузить дом приезжих от основных работников с предоставлением последним квартиры.
Члены ИТР: педагог школы ФЗУ Новиков, техник техконтроля Голубев, ткацкий мастер Краузе

В советской больнице антисоветские люди
Я беспартийная, работаю на фабрике 9 лет и ни разу не встречала такого кошмара, как встретила сегодня, 28 февраля 1933 г. Дело было так:
В 12 часов в ночное время с работницей Ланцовой случился приступ, пункт скорой помощи обратился на конный двор за лошадью. Через два часа была подана лошадь, и я как председатель цехкомитета поехала провожать больную в больницу. В больнице дверь открыла няня и скрылась, через 10 минут появился врач или же фельдшер. Прохаживается взад и вперед, закуривая папироску, а к больной не подходит. Я стала просить, чтобы приняли больную, но в ответ от дежурного Ипатова услышали следующее: он стал оскорьлять и выгонять ее.
Меня эти слова поразили, я не могла опомниться от хамства и наглости. Вот такое отношение со стороны Ипатова к больным рабочим. Я прошу РКИ «прощупать» этого человека, не забрел ли в нашу рабочую семью человек из чуждых классовых негодных нам элементов.
Нечаева, Ланцова

Объявление
Настоящим доводится до сведения всех рабочих фабрики о том, что с 15 марта при фабрике открыта ремонтно-пошивочная мастерская, которая будет производить ремонт и пошивку для рабочих фабрики по выдаваемым ордерам ФЗК. Цены на ремонт и пошивку будут взиматься согласно установленной таксе.
Мастерская помещается на старом конном дворе, бывшее кубовое помещение. Выданные ордера будут действительны лишь на тот месяц, на который выданы.
Заводоуправление

Дайте комнату семье красноармейца
В Тряпкинском доме, комн. № 28 проживает гражданка Кузина Е. с двухлетним ребенком, муж в Красной Армии. Кузина неоднократно подавала заявления домкому Кобловой о переводе ее из этой комнаты, непригодной для жилья (сырая), но Коблова не обращала внимания на заявления. Тогда Кузина привезла бумажку от прокурора на предоставление ей комнаты, и на эту бумажку Коблова внимания не обратила.
За неподчинение высшим органам советской власти, за бюрократическое бездушное отношение к семье красноармейца Коблову надо привлечь к строгой ответственности.
Тулин

Упоминающиеся лица:
директор Дрезненской фабрики — Бушуев
начальник пожарной команды — Буров
начальник станции Дрезна — Жарков
заведующий ткацкой фабрикой — Максимов (снят с должности)
заведующий прядильной фабрикой — Копылов
зав. техн. безопасности на ф-ке — Юров


Архивы

Все права защищены; 2022 Дрезна-истоки