Дрезна-истоки

ИСТОРИЯ РОДНОГО КРАЯ

ДРЕЗНА-ИСТОКИ

Трудовой подвиг дрезненцев в годы Великой Отечественной войны

Исследовательская работа ученицы Дрезненской гимназии Е. Кавченко, руководитель Н. П. Авилова. 2007 г.

Мирным трудом завершался на советской земле субботний день 21 июня 1941г. В цехах умолкали станки, рабочие уходили на воскресный отдых. Но в ночь на 22 июня 1941 года в 3 часа 30 минут фашистские войска без объявления войны вторглись на территорию СССР. В полдень 22 июня с обращением к народам СССР по радио выступил первый заместитель Председателя Совнаркома, нарком иностранных дел Молотов. Призвав советский народ дать решительный отпор агрессору, Молотов выразил уверенность в том, что страна отстоит свою честь и независимость. Он закончил свое выступление словами, ставшими программными на все дни войны: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.»

В первый же день войны была объявлена всеобщая мобилизация военнообязанных, введено военное положение в западных районах страны.

Для жителей Дрезны война началась в 12 часов дня 22 июня 1941 года с сообщения Левитана по репродуктору «Тарелке»: «Внимание, говорит Москва! Говорит Москва! Заявление советского правительства! Граждане и гражданки Советского Союза! Сегодня ,22 июня, в 4 часа утра, без объявления войны германские войска напали на нашу страну!…» В первый же день 60 дрезненцев-добровольцев ушли на фронт. И каждый день уходило всё больше и больше мужчин.

А как изменилась Дрезна! «Осень 1941 года, начало учебного года. Мы учились в «синей школе», которая сгорела во время пожара Дрезны в мае 1943 года. Один учебник – на четверых учеников. Вся Дрезна перерыта окопами, окна занавешены, чтобы не видно было ни огонька. В октябре-ноябре фашистские бомбардировщики сбрасывали авиабомбы на железную дорогу, до сих пор вдоль нее есть заросшие воронки. Когда раздавался сигнал тревоги, жители из ФУБР и Горбачихи с узлами бежали за среднюю школу и скрывались в мелколесье.

Голод. Хлеб выдавали по карточкам, этого было мало. На нас, детей, — по 300 граммов, рабочим – по 600. И больше – ничего. Мы искали хотя бы крошку хлеба. Мама работала на фабрике ткачихой по 12 часов в день и, уходя на смену, не каждый раз брала с собой кусок хлеба. Мы, двенадцати-тринадцатилетние девочки и мальчики, ездили за продуктами в Чувашию, на Украину. Нас так и называли «мешочники»,» — вспоминает ветеран труда, Зинаида Павловна Понасенкова. «Окна домов перечеркнуты диагоналями бумажных полос, по вечерам – темнота из-за светомаскировки. Днем и ночью по несколько раз били тревогу,» — вспоминает Полина Ивановна Ершова.

А из рассказов Адольфа Андреевича Кунайкина мы можем представить себе первые дни войны: «Помню первые дни войны. Провожали на фронт. К вокзалу идет группа мужчин с белыми и синими наспех сшитыми вещмешками. По краям – плачущие женщины и дети, держащие за руку своих отцов. Не могу забыть первую бомбежку. И до нашего тыла докатился огонь войны. Самолеты с устрашающим воем один за другим пролетали в районе вокзала. Побежал к вокзалу смотреть – ведь мальчишка был, ничего не боялся. Сначала с самолета посыпались листовки. Одну положил в карман, потом прочитал. Там немцы оповещали о своих «грандиозных» успехах на фронте. Потом полетели бомбы. Сначала было видно, как падает бомба, несколько секунд – ничего не видно. А затем – взрыв. Когда самолеты улетели, то мы, мальчишки, побежали смотреть, куда упали бомбы. Около железнодорожного полотна увидели воронки диаметром пять метров.»

          Я хотела бы вам представить календарь первых месяцев войны:
Вставай страна огромная.
Вставай на смертный бой! …

Июнь – июль 1941 года. Под музыку этого знаменитого гимна каждую неделю родные и близкие провожали на фронт отцов, братьев, сыновей и дочерей на защиту Родины от фашистских захватчиков.

Август. 60 дрезненцев-добровольцев ушли в народное ополчение защищать Москву.

Сентябрь. Во всех цехах и отделах фабрики, жилых помещениях и других учреждениях города Дрезны организованы отряды местной противовоздушной обороны. Фашистскими самолетами сброшены первые бомбы на железную дорогу, станцию Дрезна, на деревню Савостьяново зажигательные бомбы.

Октябрь. Враг был близко от Москвы. Во главе с партбюро организован партизанский отряд. Для эвакуации оборудования начался демонтаж автоматических ткацких станков в новом корпусе (второй ткацкий цех).

Ноябрь. На строительство оборонительных сооружений 360 тружеников фабрики направлены под город Серпухов, 500 человек под город Наро-Фоминск.

В декабре 1941 года фашистские армии на подступах к Москве были разгромлены и отброшены. Около 40% всех погибших дрезненцев пали при защите столицы нашей Родины – Москвы.

В сооружении оборонительных рубежей у г. Серпухова и г. Наро-Фоминска участвовали трудящиеся Дрезны. Мобилизованные по повесткам, где было указано: «На основании постановления комитета обороны о привлечении населения к трудовой повинности вы мобилизованы на 15 дней. Обязываем Вас явиться в Штаб военного строительства в г.Серпухов. Захватите с собой лопату, топор, одеяло, подушку, мыло, полотенце, одежду теплую котелок, ложку, кружку. Питаньем и жильем будете обеспечены.

За уклонение привлекаетесь к ответственности по закону военного времени…»

Их силами возводились противотанковые рвы, окопы, огневые точки. Об этом вспоминает Клавдия Федоровна Сизова: «На запасном пути погрузились в товарный эшелон. Около Наро-Фоминска выгрузились из вагонов и в жгучий мороз километра 3 по глубокому снегу шли в деревню. В деревне нас 5 молодых девушек поместили в крайнюю избу. Земля заморожена, с огромнейшим трудом поддавалась лому. А лом мне дали толще моей руки и длиной выше меня. Я и сейчас удивляюсь, как это я его поднимала. Работа адски тяжелая была. Выходили копать противотанковые рвы затемно перед рассветом и также затемно возвращались. Работали при сильнейшем ветре и жгучем морозе, а одеты были плохо. Питались только одним хлебом, нам его давали по 1 кг на человека.

К этим трудностям мы привыкли быстро, а вот к артобстрелам и бомбежкам мы никак не могли привыкнуть. При разрывах снарядов и бомб мы, женщины, даже не умели ложиться на землю как положено. Голову уткнешь в землю, а остальное открыто для осколков снарядов. Одну девушку так и убило осколком. Мы ее прямо там и похоронили. А командиру взвода, Горячеву И.И., оторвало ногу, и он все кричал: «Дайте мне ноги!» Мы разорвали простыню, как могли перебинтовали и отправили в медчасть.

До сих пор от этих воспоминаний мурашки бегают по телу. Но как тяжело ни было, мы все вместе вложили свою долю труда в оборону столицы нашей Родины – Москвы от фашистских полчищ. Москву отстояли!»

И в тылу ковалась победа. Дрезненские труженики в годы ВОВ жили и работали под девизом «Всё для фронта, всё для победы!»

Фабрика вырабатывала диагональ и бумазею для пошива обмундирования, замшу для сапог, одеяла для госпиталей, товарную ткань для маскировочных халатов. Механическая мастерская переключилась на изготовление снарядов.

Самоотверженно трудились на фабрике женщины и подростки. Неиссякаемому патриотизму, трудовому энтузиазму не было предела.

Работали по 12 часов и более без выходных и отпусков. После работы часто трудились на заготовке торфа и корчевании пней. 

Родилось замечательное движение многостаночников, во главе которого встала ткачиха Мария Волкова. Ткачи Е. Нажесткина, М. Сизова, Е. Кукушкина, Е. Янина увеличили зону обслуживания с 6 станков до 12. Зачинательница стахановского движения на фабрике депутат Верховного Совета СССР П. Голубева освоила обслуживание 16 станков.

В прядении с 6 на 8 сторонок перешли работать Е. Майорова, В. Родина, М. Чугайкина, Е. Петрова и др.

Труженики фабрики своими силами организовали подсобное хозяйство. Большую помощь оказывали подшивному совхозу «Покровский» на станции Покров.

В тяжёлые годы войны работали: А. Хапова, Е. Буйлова, А. Захарова- помощники мастера трепального цеха, трепальщики А. Ремезов, В. Белых, бригада ремонтировщиков под руководством мастера Ларионова, слесарь Кузнецов и др.

На фабрике в разные годы работали: бывший главный инженер Дрезненской фабрики, позже министр мелкой промышленности СССР Н. Тарасов, Бывший директор фабрики, затем заместитель Министра текстильной промышленности Е. Т. Алексеев, бывший главный инженер М. Е. Чистяков.

17-ти летней девочкой встретила войну Полина Ивановна Ершова. Худенькая, очень подвижная женщина. Волосы посеребрила седина, а глаза такие же лучистые и голубые, как в юности. Всматриваюсь в фотографию, сделанную в 1941 году, где она стоит в скромненьком ситцевом платье — плечи худенькие, тоненькая фигурка девочки-подростка. В это время Полинка, как её любовно называли подруги, училась на ткачиху в школе ФЗУ.

 «Только окончила я семь классов, — вспоминает Полина Ивановна, — хотела поступить в техникум. Но учиться помешала война. Многие девчата решили всем своим сердцем поскорее влиться в ряды рабочего класса, чтобы оказать посильную помощь фронту. Только два месяца мы учились в ФЗУ. Сначала я работала на 6 платтовских станках, а потом перешла на 8.

 Девчата выбрали меня бригадиром комсомольско-молодёжной бригады. В нашей бригаде – 9 комсомолок и всем по 15-17 лет. Но мы старались не отставать от кадровых ткачих. Вера Оленина, Римма Хвостова, Нина Макеева, Лида Краснобаева, Фиса Аникина, Нина Петрова перешли на сверхплановое обслуживание, замечательно работали. А помощником мастера у нас была Татьяна Максимовна Колганова. Жили мы дружной семьёй. Хоть было и тяжело нам работать по 12 часов, без выходных, приходилось ночевать прямо в цехе, но мы не унывали. Каждый день в цех приходил директор фабрики Евгений Тимофеевич Алексеев. Тепло беседовал с девчатами, подбадривал, заботился о том, здоровы ли мы. Часто мы после смены разгружали вагоны с торфом, с кипами хлопка. Даже сама удивляюсь, откуда после смены брались силы, чтобы разгружать вагоны – очень уставали, постоянно хотелось есть. Но наши работницы вынесли все трудности и невзгоды…

          Когда фабрика остановилась из-за нехватки топлива, то работницы отправились на торфоразработки чтобы подвезти торф. Лошадей не хватало, и женщины и девушки впрягались в сани, и в любое непогодье, худо одетые и обутые, везли этот бесценный для работы фабрики груз. Все жили одним стремлением — как можно больше выпустить ткани, чтобы обуть и одеть наших бойцов.»

          Не одно десятилетие отдала нашей фабрике Матрёна Федотовна Жарненкова. Работала прядильщицей. Стахановка постоянно перевыполняла нормы выработки.

          В конце 1941 года, когда враг рвался к Москве, Матрёна Федотовна вместе с группой дрезненских текстильщиков была направлена на строительство оборонительных сооружений в Подмосковье. А когда фашисты были отброшены от Москвы, Матрёна Федотовна Жарненкова вновь встала на свои машины, показывая образцы самоотверженного туда.

          Хочется рассказать ещё об одной девочке – Оле Лобановой, так её звали в годы войны. В 1941 году закончила 7 классов средней школы и решила поступить в педагогическое училище – с детства мечтала, что будет учительницей начальных классов. И вот – война. Девочка переменила своё решение, сознавая, что рабочие руки сейчас очень нужны. Пришла в школу ФЗУ при фабрике. В ФЗУ Оля пристрастилась к теснике. Быстро начала разбираться в устройстве станка, поэтому ей предложили перейти в группу помощников мастера.

          Вскоре она стала налаживать станки самостоятельно. В цех пришли и другие девчата – Настя Соболева, Агнюша Короткова.

          «Что и говорить — говорит Ольга – время было тяжёлое. Постоянно хотелось есть. Нам с Агнюшей всего 15-16. Получали мы по 800 граммов хлеба — самая высокая норма, специальная для помощников мастера. Придёшь домой, разделишь на всех, так что останется тебе несколько тоненьких кусочков. На работу ходили в комбинезоне и телогрейке. Единственное ситцевое платье надевали по праздникам; берегли.»

          Александра Васильевна Родина – еще один труженик фабрики. 15-летней девушкой пришла Шура на фабрику. Здесь она окончила школу ФЗУ и начала самостоятельный трудовой путь. День за днем молодая работница постигала «тайны» полюбившейся профессии.

Когда началась ВОВ, Шура родина была уже высококвалифицированной прядильщицей. В те грозные годы она работала с утроенной энергией, чтобы приблизить победу над коварным врагом. В 1943 году тов. Родина вступила в ряды партии.

          За время войны жители Орехово-Зуевского района собрали и отправили бойцам Красной Армии 6 тыс. посылок. Во главе делегаций не раз выезжала на передовую линию фронта Голубева П. И. Её теплые задушевные слова звучали при вручении подарков, вдохновляли воинов на подвиги.

          В мае 1942 коллективы Ивановского меланжевого и Ореховского хлопчатобумажного комбинатов обратились ко всем текстильщикам Советского Союза об организации Всесоюзного социалистического соревнования предприятий текстильной промышленности под боевым девизом «Больше тканей для фронта и страны». Красное знамя ГКО и первая денежная премия за победу в соревновании за июль и август 1942 года была присуждена коллективу Дрезненской прядильно-ткацкой фабрики.

          Коллектив фабрики удостаивался переходящего Красного Знамени ГКО четырежды (в 1941, 1942, 1943, 1944 годах).


Женщины были не простые исполнительницы приказов, это были инициативные работницы.

Да, женщина в тылу все сделала, чтобы на фронте было легче, и этого нельзя забывать. На память приходят строки из стихотворения Михаила Исаковского «Русской женщине»:

Да разве об этом расскажешь –
В какие ты годы жила!
Какая безмерная тяжесть
На женские плечи легла!…
За все ты бралася без страха,
И, как в поговорке какой,
Была ты и пряхой и ткахой,
Умела – иглой и пилой.
Рубила, возила, копала –
Да разве же все перечтешь?
А в письмах на фронт уверяла,
Что будто б отлично живешь.

И сегодня долг каждого честного человека – молодого или ветерана – внести свой вклад в то, чтобы огонь войны никогда больше не опалил нашу страну.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:
1. газета «Подмосковный городок» от 8 мая 1997 года, №17(18).
2. газета «Орехово-Зуевская правда» от 29 марта 1969 года, №51.газета 3. «Текстильщица» от 13 мая 1985 года, №35.
4. газета «Своя газета» от 27 мая 1990 года, №21.
5. «Книга памяти», том 18.

Архивы

Все права защищены; 2021 Дрезна-истоки