Дрезна-истоки

ИСТОРИЯ РОДНОГО КРАЯ

ДРЕЗНА-ИСТОКИ

Погост Десятая Пятница и его жители в советское время. Прот. О. Пэнэжко

В сокращении, ред. правка А.М.

Впечатления детства и отрочества во многом определяют характер мировосприятия человека в последующие годы. На основании данных биографии Сергея Скворцова можно заключить, что определяющим в его детские и юношеские годы, был опыт церковной и монастырской жизни, общение с воцерковленными учителями и наставниками. Сергей Скворцов родился 4 июля 1896 г. в д. Смольниково Клинского уезда в семье печника Иосифа и его жены Екатерины Скворцовых.

Деревня Смольниково расположена в непосредственной близости от Иосифо-Волоколамского монастыря, и на семью Скворцовых эта близость, вероятно, оказала свое действие. Монастырские богослужения, торжественные крестные ходы из Волоколамска в монастырь, большая монастырская церковноприходская школа, внебогослужебные собеседования, вероятно, повлияли на решение Скворцовых дать образование хотя бы своему старшему сыну Сергею. Младший, Василий, получив начальное образование, стал сапожником.

Во многом внутренний мир ребёнка формирует школа. С большой долей вероятности можно утверждать, что внутренний мир Сергей Скворцова сформировала Спасо-Преображенская школа при Гуслицком монастыре. <…> Сергей Скворцов окончил Гуслицкую двухклассную школу в 1912 г. и поступил на открывшиеся при ней двухгодичные церковно-учительские курсы.<…>

В клировой ведомости Пятницкой, что у речки Берёзовки, церкви за 1919 г. указано, что в храме диаконом был Василий Иванович Махаев, 39 лет., псаломщиком — Иван Иванович Карпов, 62 лет, вторым псаломщиком — Сергей Иосифович Скворцов. В это время Сергею исполнилось 23 года. Вскоре Сергей Скворцов женился на местной девушке, Клавдии Николаевне Михайловой, дочери железнодорожного служащего. У них родилось трое детей: дочь Лидия (1922 г.) и младшие — сыновья Александр и Николай.

Позднее, когда учитель Сергей Скворцов был рукоположен в сан диакона (после 1919 г.), священника (1926 г.), и стал настоятелем (начало 1930 г.) Троицкого храма, помощницами в храме, особенно в дни престольных праздников, когда нужно было готовить угощение гостям, стали сестры Клавдии Николаевны: Александра (её сын потом был министром угольной промышленности РСФСР), Мотя (Матрёна) и Татьяна, Но все они вышли замуж и уехали в Москву. Отец настоятеля храма, Иосиф Скворцов, служил при храме сторожем.

Он был владельцем деревянного пятистенка, который после его смерти в 1930 г. был разделен между его сыновьями Сергеем и Василием.

«В Рудинско — Горбачевский сельсовет гр. Сергея Иосифовича Скворцова и Василия Иосифовича Скворцова Заявление <…>»

Появление Сергея Скворцова в штате Пятницкой у речи Березовки церкви, возможно, произошло при посредничестве о. Павла Васильевича Архангельского, священника с. Петровского Клинского уезда (от Смольникова Петровское находится в 10 с небольшим километрах).

С 1896 г. В Пятницкой церкви служил священник Василий Дмитриевич Архангельский (в 1919 г. ему 56 лет). К 1919 г. о. Василий был вдовцом, он продолжал служить в Пятницком храме и в 1933 г., когда ему было уже 70 лет. В семействе у о. Василия двое сыновей. Старший Павел (р. 1893) окончил курс в Московской Духовной семинарии в 1915 г., состоял священником церкви с. Петровского Клинского уезда в 1918 г., уволился из духовного ведомства и состоял учителем в Советской народной школе, в 1919 г. взят на военную службу.

Второй сын Сергей (1898-1938) родился 4 сентября 1898 года в селении Погост Десятая Пятница. В 1910 году окончил сельскую школу, а в 1915 году Перервинское духовное училище. В 1916 году он поступил в Московскую духовную семинарию, но окончить ее уже не успел, после революции все духовные учебные заведения были большевиками закрыты. В 1919 году был призван в Красную Армию и исполнял обязанности экспедитора. С 1937 года в течение двух месяцев до дня ареста он служил псаломщиком в храме Рождества Богородицы в селе Саурово на погосте Уполозы Павлово-Посадского района. 3 декабря 1937 года тройка НКВД приговорила псаломщика к десяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере.Скончался в заключении 7 мая 1938 года и был погребен в безвестной могиле. [игумен Дамаскин (Орловский)]

В 1926 г. дрезненский храм пытались захватить обновленцы — как вспоминала Лидия Сергеевна Скворцова: «Храм хотели передать каким-то «красным», у нас у Десятой Пятницы жил священник о. Михаил Воронцов. Он и хотел захватить церковь». Но когда служил «красный поп», народу почти не бывало. Храм удалось отстоять. Политика новой власти, направленная на раскол Церкви, калечила судьбы людей и была соблазном. Настоятель Пятницкой на погосте 10-я Пятница что у речки Березовки церкви протоиерей (с 1913 г.) Михаил Алексеевич Воронцов (он служил при этом храме с 1884 г.) примкнул к обновленцам. Его отец священник Алексей Михайлович Воронцов служил в этом храме с 1858 г. Михаил Воронцов родился здесь в 1863 г., прожил в священническом каменном доме всю жизнь.

При нём храм был расширен, построена новая колокольня, основаны Пятницкая, Юркинская и Бяльковская церковноприходские школы. До 1918 г. он преподавал в школе при фабрике Зиминых в пос. Дрезна. Сын о. Михаила, Алексей, родился здесь же в 1885 г., в 1900 окончил Донское Духовное училище, и в 1907 г. — Московскую Духовную семинарию, с 1909 по 1915 г. преподавал в Пятницкой церковно-приходской школе, при закрытии в 1919 г. Московской Духовной академии, он был на 4-м курсе. Но весь авторитет, приобретенный за долгие годы настоятельства о. Михаила, был сразу потерян при его переходе в обновленчество.

 В 1929 году, после того, как о. Сергей стал настоятелем, храм заново расписали, оштукатурили снаружи и побелили, это оказался последний ремонт в нём (только в 1949 г. возобновили роспись), потом начались потери.

В первой половине 1930-х годов сняли колокола.
В 1933 г. отец Сергий Скворцов был возведен в сан протоиерея. В сохранившейся клировой ведомости 1933 года имеются краткие сведения о нем: «Протоиерей Сергий Иосифович Скворцов 37 лет. Окончил Гуслицкую второклассную школу с двухгодичными при ней дополнительными курсами. На епархиальной службе состоит с 1914 года, в сане священника с 1926 года. Последняя награда, сан протоиерея, получена в 1933 году. Паспорт получил 17 марта 1933 года. Сроком на 3 года. Женат в семействе: жена и трое детей. Проживает по адресу: Ст. Дрезна Нижегородской железной дороги, Пятницкий Погост». <…>

В нелёгкой жизни о. Сергия Скворцова 1937 год был особенно тяжелым. 30 апреля от туберкулёза умерла его жена Клавдия Николаевна, оставив сиротами троих детей: Лидию (14 лет), Николая (12 лет) и Александра (9 лет). После безвременной кончины Клавдии Николаевны заботу о детях о. Сергий делил с матерью, Екатериной Никитичной.

Отец Сергий дружил с настоятелем соседнего храма в с. Кабаново о. Василием Максимовым. Отца Василия арестовали незадолго до престольного праздника, и прихожане кабановского храма пришли просить о. Сергия отслужить у них литургию. 28 сентября 1937 г., отслужив литургию в Никитском храме с. Кабаново, о. Сергий вернулся домой. Он ждал, что теперь его арестуют, поскольку служил литургию не в своем храме без разрешения властей.

Ночью в дверь постучали, о. Сергий спокойно сказал: «Это за мной». Он встал, оделся и открыл дверь. Вошли трое сотрудников НКВД. Начался обыск, всё перерыли, дети плакали. Один из пришедших сказал о. Сергию: «Собирайтесь, и возьмите тёплые вещи». Отец Сергий попрощался со своими, благословил, поцеловал и вышел. Дочь Лидия выскочила на улицу, и, не помня себя, стала кричать: «Караул!» Сотрудники НКВД стали стрелять в воздух. Никто не вышел.

Отца Сергия поместили в тюрьму в г. Покров. Дети с бабушкой приносили туда передачи, и однажды им отдали бельё для стирки, в белье была прядь волос. Они поняли, что о. Сергия остригли в тюрьме. Отца Сергия перевезли в московскую Таганскую тюрьму. 3 и 4 октября следователь допрашивал о. Сергия, в основном стараясь получить от него компромат на друга, священника Василия Максимова, настоятеля церкви Великомученика Никиты в с. Кабаново.

На это Сергей Скворцов отвечал, что высказываний контрреволюционного характера от Максимова ему слышать не приходилось.

5 октября следствие было закончено, и 13 октября того же года о. Сергий был приговорен к 10 годам заключения в исправительно-трудовых лагерях, которые на самом деле были лагерями смерти. На шестом году заключения в лагере, здоровый 46-летний мужчина умер от истощения и дизентерии.

Из Таганки о. Сергий отправлен в 13-е отделение Бамлага, в Биробиджан, только здесь ему объявили приговор, и через некоторое время его отправили в Южлаг, в Улан-Уде. Закончил свой жизненный путь о. Сергий в Безымянлаге Куйбышевской (ныне Самарской) области Молотовском районе. Такой адрес указан на самодельном конверте лагерного письма, с прибавлением «почтовое отделение Зубчаниновка, почтовый ящик № 42».

Священномученик Сергий писал родным:

«Здравствуйте дорогая мама и детки Лида, Коля и Шурик, и дорогой Василий Иосифович с Анной Андреевной и Витей! Шлю привет и желаю быть здоровыми. Я пока жив и здоров, стало получше, стал ходить работать. Работая на общих работах. Деньги, которые вы мне послали переводом, 30 рублей, я получил. Погода стала потеплее и грязь стала просыхать. От вас я пока получил два письма. Пишите как успехи у Коли и Шуры. По какой специальности учится Коля, и как у него идут дела. Я вновь, на днях, написал жалобу на имя Верховного Прокурора… (здесь письмо повреждено). Снова не знаю, что получится, может быть добьюсь ответа, а может быть, как и раньше, на жалобу так до сего времени и не получил никакого ответа. Как провели праздники? Живёт ли ещё тётя Елена.

Лида, передавай привет тёти Кати, Нюши, тёти Саши, Моти и Тани, Леониду, Нюри и вообще всем родным и знакомым, а также сходи и к маме. Не забывайте навещайте её. Ну, пока, желаю вам всего хорошего. Будете посылать посылку, положите в неё махорки, здесь она мне нужна, а также сшейте мешок, чтобы носить с собой на работу хлеб, посуду, а то мне совершенно стало не в чем. Ещё раз всем привет. Всех крепко целую.»

Письмо, приведенное здесь, написано, вероятно, в 1940 г. Екатерина Никитична с ребятами во время войны бедствовали. В 1942 г. от истощения умер Коля, а в 1943 г. умерла и Екатерина Никитична.

Священномученик Сергий умер в лагере 25 марта 1943 г. Как только дети узнали о смерти о. Сергия, они с монахиней Еленой отправились в Саурово-Уполозы, где была единственная в округе действующая церковь для совершения заочного отпевания. Лидия и Александр остались одни на своей половине отцовского дома. На другой половине жил брат о. Сергия, Василий Иосифович, лучший в Дрезне сапожник. Василий Иосифович умер в 1948 г., и в доме остался жить его сын Виктор, инженер по электронике.

В 1946 г. вышла замуж и уехала Лидия Сергеевна Скворцова (1922-2004), она стала по мужу Круговой. В отцовском доме остался один Александр. В 1947 г. он привёл в родительский дом жену, Екатерину Александровну, в 1949 г. у них родился первенец.

После закрытия храма, деревянные дома с погоста 10-й Пятницы стали перевозить в Дрезну. Перевезли и дом Скворцовых. В Дрезне была целая улица домов, перевезенных с погоста (т.н. Конюшенный двор). Потом они были сломаны, и на этом месте сейчас стоят пятиэтажки.

После закрытия церковноприходской школы на втором этаже каменного здания бывшей школы проживала семья диакона Павла Семёновича Фелицына (1897-1973).

В последней сохранившейся клировой ведомости Троицкого храма, составленной в 1933 г., указано, что диакону Павлу Семенову Фелицину 36 лет. Его отец диакон Семион Николаевич Фелицин служил во Владимирской церкви с. Семёновское-Отрада, родовом имении графов Орловых. Здесь прошли первые годы жизни Павлика Фелицына.

У Павла Фелицына были старшие братья: Александр и Алексей, и две сестры, Евдокия и Елизавета. Александр Семёнович Фелицын родился 20 января 1890 г., в 1904 г. окончил Перервинское Духовное училище, и в 1911 г. Московскую Духовную семинарию. В конце жизни он работал библиотекарем, и в 1957 г. умер. Алексей Семёнович Фелицын родился на полтора года позже, 5 августа 1891 г., также окончил Перервинское училище (1905), а затем Московскую Духовную семинарию (1912). Елизавета работала учительницей в Подмосковье, с ней жила её мать. Павел, вероятнее всего, как и братья, окончил Перервинское Духовное училище. В Семёновском Павел Фелицин познакомился со своей будущей супругой, Марией Чижовой, её отец владел в Семёновском чайной. Павел успел окончить три класса Московской Духовной семинарии; последний класс ему, видимо, не привелось окончить из-за закрытия семинарий в 1918 г.

В 1921 г. Павел Фелицын был рукоположен в сан диакона. Отец Павел получил назначение в Троицкую церковь на Березовский погост. На место служения он отправился с супругой Марией, с ними жила и мать Марии Алексеевны, Екатерина Афанасьевна Чижова, она скончалась, уже слепой старушкой, в голодном 1943 г. на Погосте Десятой Пятницы, и погребена у церкви.

В 1928 г. о. Павла наградили двойным орарём.

В 1937 г. о. Павла арестовали и некоторое время держали в Орехово-Зуево, в камере предварительного заключения, но потом отпустили. Началась война, о. Павла призвали на трудовой фронт, он работал истопником, вместе с женой ездил в лес за дровами. Во время войны о. Павел чуть не умер, в Орехово-Зуево ему делали сложную операцию, удалили часть желудка. После этого он всегда очень мало ел.

В конце войны диакона Павла рукоположили во иерея.

Вторая половина 1940-х гг. и первые два года 1950-х были самыми безоблачными в советский период истории храма Березовского Погоста. Богослужения проходили при огромном стечении народа, кругом — в Дулёво, Горе, Кабаново, Савостьяново, Бывалино — храмы были разорены, люди шли за 10-15 километров в уцелевший Пятницкий храм. Запоздавшим уже не было возможности войти в храм, и они стояли на улице, у открытых окон. В последние годы существования храма была даже сделана радиотрансляция богослужений, и из рупора, установленного на церковном дворе, по окрестностям разносились возгласы священника и пение знаменитого в то время Пятницкого церковного хора.

Вскоре всё переменилось. Поблизости от церкви расположилась одна из позиций прикрывавшей Москву ракетной системы ПВО. Однажды о. Павла вызвали и сказали, что закрытие Троицкого (Пятницкого) храма — дело решенное, но для общины храма на выбор о. Павла предоставляется один из двух храмов: в Кабаново или Горе. Отец Павел выбрал кабановский храм.

В 1953 г. Троицкий храм был закрыт.

12 июня 1953 г. Исполнительный комитете Московского Областного Совета депутатов трудящихся принял решение за № 674\19 с.

«О передаче общине верующих церковного здания в с. Кабаново, Орехово-Зуевского района взамен изъятого на погосте «10 Пятница» гор. Дрезны. В соответствии с постановлением Совета по делам русской православной церкви при Совете Министров СССР от 16 мая 1953 г.

Исполком Мособлсовета решил:

  1. Взамен изъятого у общины верующих церковного здания на территории погоста «10-я пятница» г. Дрезны, передать последней церковное здание в д. Кабаново.
  2. Обязать исполком Орехово-Зуевского райсовета (тов. Смирнова) в 10-дневный срок принять от общины верующих церковное здание и причтовый дом на погосте «10 пятница» г. Дрезны, а взамен этого передать ей бывшее церковное здание в с. Кабаново.

Председатель Исполкома Мособлсовета А. Волков
Секретарь Исполкома Мособлсовета С. Горностаев»
(Копию «Решения» предоставил С.С.Михайлов)

Как мы видим, в «Решении» записано, что именно общине верующих храма на Погосте «10 Пятница» было передано здание бывшего храма с. Кабаново. Для общины это был тяжелый удар. Прекрасный каменный храм, недавно отремонтированный и вновь расписанный, наполненный всем необходимым для проведения богослужений, отбирался, и, как мы знаем, только для того, чтобы его разрушить. Взамен предоставлялся тесный деревянный храм, который ещё нужно было отремонтировать и пополнить утварью и иконами из дрезненского храма. Отец Павел с Марьей Алексеевной переехали в Кабаново.

В семье отца Павла и его супруги Марьи Алексеевны было семь дочерей. Зоя стала учительницей; Тамара — также учительницей; Надя — медсестрой; Нина — сначала работала в книжном магазине, там познакомилась с военным, вышла замуж, уехала с мужем на Дальний Восток, потом — в Эстонию; Вера стала бухгалтером; Валентина — медсестрой; Люба — работала на Дрезненской фабрике. До 1963 года сестры Фелицыны почти все жили в каменном доме на погосте Десятая Пятница.

Дочери выходили замуж и разъезжались на жительство в другие места. Но на праздники, и особенно в канун Нового года, собирались в старом каменном доме на Погосте Десятая Пятница. Дочь отца Павла, Надежда, уехала из дома последней, в 1969 году. Дом покидали люди, связавшие свою жизнь с храмом, и вместо них въезжали военные.

Старый дом увенчался огромной телевизионной антенной. Весело праздновали встречу Нового года.

Закрытый храм не разоряли, пока на Погосте жили люди, когда же опустел каменный дом, а деревянные перенесли в Дрезну, стесняться перестали — затрещали доски, посыпались кирпичи. Еще и в наше время на стенах разоренного храма кое-где заметна полусмытая дождями и талым снегом роспись. Трапезная была разобрана почти полностью, разобрали свод алтаря, ограду, часовню. С южной стороны храма у стены лежит искореженный кованый навес, что когда-то был укреплен над дверями южного входа.

Было заброшено и кладбище, которое, начинаясь у храма, уходило в близлежащую рощу. Старые каменные надгробья повалены, кресты унесены, сломаны оградки, и в наше время на старом кладбище, на большой площади, сиротливо то там, то тут, высятся то вновь окрашенные, а то и поломанные кресты.

Очерки по истории веры и быта Орехово-Зуевского края. Владимир, 2009 г.

Архивы

Все права защищены; 2021 Дрезна-истоки