Дрезна-истоки

ИСТОРИЯ РОДНОГО КРАЯ

ДРЕЗНА-ИСТОКИ

«Богородская речь» 1911 г.

«Богородская речь» — газета, издававшаяся в г. Богородск (Ногинск), публиковавшая новостные материалы разного рода по городу и уезду. В Российской Государственной Библиотеке имеются подшивки за 1911-1913 годы.

Отрывки о Дрезне и выборочно о соседних селениях

Подготовила М. В. Аникина

1911 год

№8, 27 марта

с. Запонорье

В нынешнем году Запонорский волостной сход отказал в плате сторожам при храмах господствующей церкви в Запонорье и Давыдове, тогда как раньше таких отказов не было. Такое решение схода никак нельзя назвать справедливым. Правда, сходчики все старообрядцы; правда и то, что с возникновением старообрядческих храмов старообрядцы несут большие расходы по содержанию и охране храмов, и двойной расход является для них обременительным. И все-таки нельзя забывать, что Запонорский и Давыдовский храмы господствующей церкви являются историческими. Когда-то, до расхождения в обрядах, они были общими, и во имя этого прошлого крестьянские общества должны принять охрану на себя. Некоторые селения уже после схода так и сделали, надо надеяться, что их примеру последуют и другие селения.

д. Новая

Местные крестьяне в ознаменование 50-летия со дня освобождения крестьян постановили на сельском сходе поставить около пожарного депо памятник-монумент Царю-Освободителю. Каждый дом обязался уплатить 50 копеек, и, кроме того, пущен подписной лист для особых пожертвований.

№9, 3 апреля

Орехово-Зуево

Церковно-приходская школа в Орехове-Зуеве, основанная некогда М.И. Диановым, бывшим церковным старостой, далеко не удовлетворяет потребностям местного населения. Нужду это осознало и Покровское земство, решившее здесь открыть обширную земскую школу. Для этой школы приспособлено подходящее большое помещение на проезде из Орехова в Зуево. Земство ассигнует со своей стороны 1200 р. и предложило домовладельцам села Орехова уделить и свою лепту на это просветительное дело. По этому вопросу происходило совещание ореховских обывателей. Каковы результаты совещания — неизвестно.

№10, 7 апреля

Дулево

В местечке Дулеве, расположенном на пограничной черте Покровского уезда по соседству с Богородским, 35 лет назад была совершенная пустота. Теперь поселок очень широко разросся.
Здесь в настоящее время находятся лучшие фабрики фарфорово-фаянсового т-ва М.С. Кузнецова с 3000-м населением. Устроено два храма — православный и старообрядческий. Имеется двухклассное училище имени М.С. Кузнецова, железнодорожная станция Ореховского подъездного пути и, в довершение всего, недавно открыто почтово-телеграфное отделение. Как видите, все удобства под рукой.
Православный храм построен лет 12 назад, а старообрядческий всего 2 года. И вот, теперь приходится наблюдать любопытное явление. Из православного храма мимоходом заходят в старообрядческий храм, посмотреть, как тут совершается служба, старообрядцы же, не докончив стояние в своем храме, идут в православный, полюбопытствовать и посравнить, как, дескать, у «никониан» совершается служба. И причт обеих приходов стал заимствовать один у другого. Православные священнослужители, совершавшие службы прежде небрежно, с пропусками, теперь несколько подтянулись, стали отправлять богослужение более истово, без прежней торопливости. В старообрядческих храмах не доставало проповедей, потому что у старообрядцев проповедь не в обычае. Теперешний священнослужитель старообрядческого храма о. Петр пытался было восполнить этот недостаток, но пока не особенно удачно.
В версте от Дулева, почти рядом, за последние 5-6 лет очень быстро выросла Ликинская мануфактура А.В. Смирнова, на месте знаменитой некогда «Огневой Рощи» (всего 4,5 десятины). Понятно, что фабриканту Смирнову на этом участке развернуться было негде. Но люди, имеющие крупные связи, как видится, сумеют, где нужно, извернуться и развернуться. Когда в Дулеве предпринята была постройка православного храма, потребовалось земельное обеспечение для будущего прихода, и т-во М.С. Кузнецова нарезало в пользу церкви лесную полосу по дороге в дер. Ликино около 30-ти десятин.
Когда же Смирнов быстро развернулся со своей фабрикой на месте «Огневой Рощи», и когда ему стало тесно, всемогущий К.П. Победоносцев (с которым А.В. Смирнов лично знаком) устроил отчуждение церковной земли Дулевского причта около 12 десятин во владение г. Смирнова, всего только за 8000 руб. И вот в распоряжение фабриканта г. Смирнова перешел тот самый лесок с землей, что т-вом М.С. Кузнецова нарезан был в обеспечение Дулевского прихода. Для г. Смирнова приобретение это очень удобно, потому что церковное владение Дулевского прихода соприкасалось бок о бок с «Огневой рощей» г. Смирнова. Для владельцев Дулевской фабрики сделка эта очень кисла показалась. Но что поделаешь? У кого какие ходы.

Село Казанское (дер. Меря)

В последнее время всюду замечается восстановление «исторических» имен и названий. Так, станция «Степаново» переименована в «Гжель», потому что вблизи расположен старинный гжельский фарфоро-гончарный заводской район. Станции «Васильево» присвоено название «Кудиново», основание которого относится к одному времени с Москвой. Станция «Глухово» переименована в «Захарово», по имени основателя Глуховской фабрики Захара Морозова, выделившегося из Зуевско-Никольской фирмы в 1832 г. Между тем, со старинной деревней «Меря», переименованной недавно в село Казанское, случилось совсем наоборот. Историческая деревня «Меря» существует со времен Гостомысла, ещё до призвания Русью князей-варягов. В 30 верстах отсюда протекает река Мерская (Нерская тож), берущая начало в Покровском уезде, протекающая восточной частью Богородского уезда и в Бронницком впадающая в Москву-реку. По исследованиям нашего знаменитого историка С.М. Соловьева здесь некогда обитало финское племя «меря», и р. Мерская служила границей этого племени.
И, действительно, если проследить жизнь прибрежных обитателей р. Мерской, то оказывается, что в теперешних селениях, расположенных по правую сторону реки, люди живут совсем другим образом, нежели по левую сторону. Тут и обычаи совсем другие, и говор другой — вохненский, с ударением на о; у обитателей же левой стороны весь строй жизни совсем другой и наречие так называемое Бронницкое, т.е. Московское. Уцелевшая от глубокой древности до сего времени деревня «Меря» имеет все-таки важное историческое значение. И вот когда задумали строить церковь в «Мере», местные умники, нисколько не знакомые с историей края, нашли это название неблагозвучным и присвоили новому селу название Казанского. В простонародье же с. Казанское и посейчас называется больше «Меря», потому что старинного названия никакими переименованиями не изгладишь.

№11, 24 апреля

№12, 1 мая

Происшествия

23 апреля в дер. Анцыферовой Запонорской волости после утрени от оставленной свечи сгорел деревянный старообрядческий храм со всей утварью и движимостью. Убыток простирается до 10 000 руб. Храм нигде не застрахован.

№ 13, 8 мая

Кучино

Среди кучинских старообрядцев возникла мысль об устройстве в одном из здешних домов старообрядческого храма. Поводом к этому послужила присылка А.И. Морозовым в Кучино на всю пасхальную неделю священника и причетника с походным храмом. Храм был помещен в доме А.А. Смирнова, где и проходили всю неделю церковные службы. Для утомленных недельной, большей частью тяжелой работой, жителей Кучина близость храма, конечно, желательна. На пасхальной неделе храм всегда был наполнен молящимися.

№14, 15 мая

Награды духовенству

Награждены наперсным крестом священники:
Воскресенской в Павловском посаде церкви о. И. Попов,
Спасской в с. Каблукове церкви о. Н. Фивейский
Ильинской в пог. Муравьищах церкви о. С. Воскресенский
и Пятницкой у р. Березовки церкви о. М. Воронцов

№15, 22 мая

с. Савостьяново

Недавно у нас в селе состоялся сход, на который явился наш односельчанин И.Е. Ершов (владелец чайной лавки) и просил сход разрешить ему открыть трактир с правом продажи крепких напитков.
Ершов обещал ежегодно уплачивать обществу 250 руб.
Несмотря на все старания некоторых не в меру горячих сторонников интересов Ершова, последнему не удалось собрать требуемого числа подписей. Подписалось 37 домохозяйств, за что Ершов и выдал им 15 р. на водку.
Очевидно, это подействовало, и дня через два на втором сходе, подкупив сходчиков водкой, Ершову удалось получить разрешение на открытие трактира.
Так открываем мы трактиры, в которых мы пропиваем свои заработки, — трактиры, которые ничего, кроме горя, не сулят нам и нашим семьям, а построить школу, находящуюся сейчас в совершенно не приспособленном помещении, у нас не хватает средств.

Гуслицы

На хмелевых плантациях, раскинутых по всем гуслицким селениям Дорховской, Ильинской и Беззубовской волостей, с наступлением хорошей солнечной погоды всюду идут спешные работы. С раннего утра до поздней ночи хмельники пестрят разноцветными нарядами работающих девушек и женщин. Вечером, с наступлением сумерек, работницы и работники возвращаются с песнями домой.
Нынешний год на хмелевых плантациях заметно работа идет веселее. Хмелеводы-крестьяне, поощренные хорошей ценой хмеля в минувшем 1910 году (10-13 р. пуд сушеного хмеля русского и 17-20 р. богемского), принялись за работу более энергично. Наблюдается разработка новых площадей для хмельников, увеличение удобрения, тогда как за последние три года в виду низких цен на хмель, крестьяне считали более выгодным вывозить удобрение под картофель.
Из-под снега хмель вышел очень хорошим, особенно по склону горы около деревень Петрушина, Мисцева, Понарина и Селиванихи.
В последнее время гуслицкие хмелеводы с русского хмеля переходят на богемский.

№16, 29 мая

Павловский Посад

Санитария, санитарный — слова для Посада незнакомые и неприятные. Были в городской управе как-то выбраны санитарные попечители — и то, наверное, под давлением администрации, — но что они делают для санитарии, Аллах ведает.
О каких-нибудь санитарных мероприятиях в Посаде не слышно, а антисанитарного здесь много.
Начнем хотя бы с речки Вохны, протекающей через Посад. Речке надо бы радоваться, охранять ее, ухаживать за ней, а у нас все наоборот: все, что грязно, гнило, все, что нужно выбросить, удалить со двора, все валится в речку, — тут и дохлые собаки и кошки, порой поросята и телята, сюда же валится навоз и всякий мусор. Около соборной площади, на берегу, есть дощечка, запрещающая свалку мусора. Но это место и служит как раз местом свалки; берег укрепляется навозом и мусором, и никому, кажется, до этого нет дела, никто не вмешивается и не протестует.
В этом же месте около моста невыносимо пахнет скотным двором, и вся площадь у собора покрыта навозом. И это около собора, где к тому же собираются строить дорогую часовню. По-видимому, по утрам перед выгоном здесь бывает стоянка крупного рогатого скота.
Кстати, тут же в этой аммиачной атмосфере и пропитанной навозом почве расположен колодец, из которого павловские жители не брезгают набирать водицу.
Конечно, за фабрикантами и заводчиками и банщиками дело не стало. Речку и они питают. Французская фабрика исправно пускает в речку промывные и всякие другие грязные воды. Недаром около французской фабрики существуют так называемые «теплые воды», позволяющие и без похмелья купаться в них в студеную зиму. А Вохна в зимнее время, едва покрывшись льдом, под влиянием теплых французских вод снова вскрывается, и на ней среди зимы сплошь и рядом наблюдается тихая и ровная поверхность воды.
Теплые воды с фабрики ни для кого здесь не секрет, но тем не менее, они легко уживаются в союзе с теплыми людьми и руками, к которым за молчание пристают французские червонцы.
Красильни, расположенные на берегу Вохны, тоже не оставляют ее своим вниманием, и все, что им не нужно, все, что уже отработано — беспрепятственно поступает в речку.
В довершении всего, желающие, по субботам и воскресным дням могут свободно помыть свое бренное тело в мыльной воде реки Вохны, которая в ясную и тихую погоду так и блестит мыльными пузырями и молочно-белым цветом воды. Если вы пойдете и посмотрите, то сразу убедитесь, что мыльная грязная вода прямо из бань без всяких отстойных колодцев и очистки прямо поступает в речку по канаве или специально устроенному желобу.
Все это в Посаде считается в порядке вещей, и никто в эти безобразия не вмешивается.
Есть у нас в уезде санитарный врач, но где ему! — Ему некогда, — ему нужно рассматривать требования земских врачей на медикаменты; делать в них перетасовки, сокращения и изменения. Санитария же вся заброшена. С. Двинский

№17, 5 июня

Дрезна

Местные старообрядцы, руководимые Н.И. Пироговым, учредили общину и построили великолепный храм с колокольней. В постройке помогли Зимины, А.И. Морозов, П.И. Милованов и др. Было бы крайне желательно, чтобы община занялась и просветительной деятельностью среди многочисленного рабочего населения, которое за отсутствием свободного времяпрепровождения с каким-то азартом поддерживает казенную винную монополию.

№18, 12 июня

Дулево

6 июня на фарфорово-фаянсовой фабрике т-ва М.С. Кузнецова забастовали рабочие — так называемые «живописцы» и подавальщики в числе 2000 человек. Тотчас прибыли казаки и покровский исправник.
Забастовка протекает мирно. Требования предъявлены исключительно экономические. Администрация фабрики согласилась удовлетворить некоторые требования, но рабочие частичные уступки отвергают. Ближайшим поводом к забастовке послужило введение билетов для входа и выхода на фабрику; создавшаяся ежедневная проволочка вызвала недовольство рабочих.
Забастовавшие рабочие в большинстве — крестьяне окрестных селений, многие из них ушли домой на крестьянские работы. Среди «живописцев» преобладают девушки и женщины.

№19, 19 июня

Происшествия

14 июня в дер. Юркиной Терен. вол. при болоте фабрики м-ры Зимина сгорел барак для рабочих, застрахованный в Росс. страхов. об-ве на 4.500 р.

№20, 26 июня

По Ореховскому подъездному пути

Дорожные очерки

На «фарфоровой» станции катанье «телячьих вагонов» было непродолжительное. После 20-минутной остановки мы, наконец, тронулись из Дулева дальше. Миновали деревню Короткую (хотя в действительности она очень длинная), издавна славящуюся кабаками и многочисленными шинками. На Дулевской фабрике т-ва М.С. Кузнецова нет совершенно питейно-распивочных заведений, и нужду эту с избытком удовлетворяет деревня Короткая. Пьянство тут развито громадное. До монополии кабатчики за разрешительные приговоры на счет питей платили Коротковскому сельскому обществу до 2000 р. и, разумеется, высасывали из заводского рабочего населения в 20 раз больше.
Проехали речку Студенку, эту коварную речонку, которая почти ежегодно во время разлива выворачивала перекинутый через нее железнодорожный мост. Только теперь, с постройкой нового мостика, злая речонка перестала шалить.
Поезд тихо подходил к 17 версте, где опять остановка. На перегоне Орехово — Ильинский погост 17-ая верста с самого открытия дороги приобрела некоторую известность. Строители сюда выезжали покутить, потому тут такой заманчивый лесок, местность очень сухая, покрытая серебристым мошком. В бурные годы 1905-1906 тут обнаружен был целый склад оружия. Тут и шиночек, было, образовался, но потом прикрыли.
Чрез несколько минут поезд тронулся дальше. Миновали село Запонорье, речку Понор, а затем поезд проскочил у самой околицы деревни Барской — родины расславленного разбойника Чуркина.
В вагоне и разговоры пошли чуркинские. Рассказывали о его лихих делах и набегах. На станции Давыдово опять перегонка телячьих сарайчиков. В отворенные воротца в вагон влезли два-три новых пассажира.
— Кузьмич, здорово! Куда это Бог несет?
— Да в монастырь, Богу помолиться.
— Ну, как поживаешь?
— Плоховато, приятель.
— Писарек ваш как орудует?
— И не говори. Просто грабит. Дерет с живого и мертвого — чисто язва египетская для нашего брата-мужика. И не знаем, чего это начальство глядит! Ведь мужики, что называется, волком воют.
— А жалоб сколько было! И все ему — как с гуся вода.

Земские дороги

На днях по личным делам мне пришлось ехать из Богородска через Павловский посад в Загарье. Достаточно проехать раз по этой дороге, чтобы с уверенностью сказать, что земские заправилы давно не были в этой местности, иначе чем же можно объяснить столь плачевное состояние дороги и, в особенности, мостов. В последних, благодаря отсутствию настила, образовались более или менее значительные отверстия. Мосты настолько запущены, что мне чуть ли не перед каждым приходилось останавливаться и, чтобы не рисковать экипажем и ногами лошадей, посылать для осмотра кучера. Ночью езда по этому тракту совершенно невозможна.
Спрашивается, что же делают управа и земский инженер, получающие жалованье, собранное с тех, кто калечится на этих мостах и дорогах.

Зуево

Гонки велосипедов и мотоциклеток.

19 июня по поручению редакции я приехал в дер. Дубровку, что в нескольких верстах от Орехова-Зуева, где в этот день на беговом ипподроме местных любителей конских состязаний должны были состояться гонки на велосипедах и мотоциклетках.
Несмотря на то, что Дубровка отстоит не близко от Орехова-Зуева, — так, пишущему эти строки пришлось заплатить извозчику за проезд на состязания и обратно 4 р., что, конечно, представляет непосильный расход для рабочих и небольших служащих, составляющих большинство населения Орехова-Зуева, — сбор от входной платы, по словам гг. устроителей, дал 250 руб.
Можно с уверенностью сказать, что если бы нашлись предприниматели, которые взялись бы устроить циклодром в треть версты, приспособив его также для игры в футбол и для упражнений в легкой атлетике, и заняли бы им какой-либо участок земли вблизи Орехова-Зуева, как, например, пустопорожний участок земли на берегу Клязьмы против фабрики Зиминых, то сборы были бы настолько значительны, что дали бы возможность циклодрому существовать на началах чисто коммерческих. Устройство такого циклодрома, наверное, было бы встречено сочувственно местным населением: рабочие — большие любители спортивных развлечений, и последние отвлекли бы их от разных питейных заведений, которых, кстати сказать, здесь великое множество.
При всей моей симпатии к гг. устроителям гонок, как инициаторам, вводящим полезные для рабочих развлечения, я не могу обойти молчанием допущенные в этой гонке дефекты.
1) Следовало бы контролерам при входе дать строго определенные инструкции относительно лиц, пользующихся правом бесплатного входа. Мне пришлось наблюдать случаи, когда бесплатные пропуски производились по знакомству.
2) На старте следовало бы протянуть резко бросающуюся в глаза ленту, а не отмечать его, как это имело место на практике, едва заметной меловой чертой.
3) Судьям во время гонок следовало бы находиться на стороне беседки, а не внутри круга.
4) Внутри круга должен находиться только стартер и следящий за секундомером. Кроме того, не мешало бы гг. судьям выслать из своего состава трех лиц: двух на повороты и одного на противоположную прямую. Я уверен, что при таком условии гг. судьи могли бы объяснить себе странное падение Коробанова и Михайловского.
5) Не следовало также гг. судьям изменять шестиминутную норму в предварительных трехверстных заездах, тем более, что первый заезд уже прошел и не попал в норму единственно по своему нежеланию, все же остальные заезды попали в норму. Не следует отступать от объявленных условий гонок и менять порядок заездов, объявленный в афише. <…>
Укажем еще на неудобство соседства буфета рядом с уборной.

Результаты гонок.

В заезде «Дубровском» для местных велосипедистов дис. 2 вер. пришел 1-м Козлов, 2-м Карташов и 3-м Смирнов.
В заезде на приз «Открытия» дис. 3 вер. пришел 1-м Степанов, 2-м Струнников и 3-м Ипполитов.
В заезде «для дам» дис. 2 вер. пришла 1-й г-жа Игнатова, 2-й г-жа Коробанова.
В заезде на приз «Летний» дис. 5 вер. пришел 1-м Струнников, 2-м Бессонов.
В 1-м заезде для мотоциклеток дис. 25 вер. пришел 1-м Коробанов, 2-м Михайловский.
Во 2-м заезде дис. 10 вер. пришел 1-м Владимиров, 2-м Коробанов.

Утонувший . — 19 июня в р. Дрезенке около села Дрезна утонул, попав на глубокое место, кр. Спасск. уезда Иван Дроздов, 22 лет.

№21, 3 июля

Грибаново

13 июня к местному фабриканту г. Бокову приехали в гости урядник нашей волости и сын пристава 2 стана. Приехавшие попросили г. Бокова найти желающих наловить рыбу в пруду г. Милютина, находящегося в местности «Елизаветино», в двух верстах от дер. Грибаново. Охотники нашлись. Запасшись бреднем, ловля рыбы которым запрещена законом, к пруду направились в чаянии щедрой получки «на водку» семь рыболовов: четыре человека из фабричных Бокова и трое местных крестьян.
Во время ловли рыболовы были замечены сторожами. Сторожа от них потребовали прекратить ловлю и удалиться. Рыболовы отказались исполнить приказание:
— Мы ловим рыбу по просьбе урядника для г-на пристава.
Этот аргумент оказался вполне достаточным для беспрепятственного продолжения незаконной ловли.
к вечеру наловили рыбы около пуда. Приехавший урядник забрал рыбу и вместе с г. Боковым и сыном пристава, наблюдавшего за ловлей, отправился в Грибаново. Рыболовы, измокшие и продрогшие, проработавшие целый день, направились к г. Бокову получить за труды. Рубль, предложенный фабрикантом за труды, показался рыболовам несоответствующим труду. Они предложили взамен денежного вознаграждения поделить рыбу, предлагая уряднику, хотя и не участвующему в ловле, равную долю. Тогда г. Боков накинул полтинник, предлагая остальное получить с того, для кого ловилась рыба.
Во всем этом незначительном эпизоде самым характерным является то, что для сторожей тот факт, что рыба ловится для г-на пристава, явился вполне достаточным, чтобы окончательно стереть в их представлении смысл и значение закона, запрещающего ловить рыбу бреднем.
В России, где сам премьер-министр так ярко иллюстрирует невиданную ни в одной культурной стране форму проведения закона в порядке «нажима на закон», естественно, что и население воспитывается в сознании, что закон писан не для всех.

№22, 10 июля

Павловский Посад

Закладка часовни

5 июня после поздней литургии торжественно была совершена закладка каменной часовни в память столетней годовщины избавления державы Российской от нашествия французов в 1812 г. Часовня эта строится на месте и взамен пришедшей в ветхость деревянной часовни-столба, воздвигнутого по преданию на том месте, где павловские крестьяне под предводительством кр. Курина разбили на голову французов, явившихся из Богородска от отряда Нея.
Часовня строится обществом хоругвеносцев Воскресенской церкви на средства, ассигнованные обществом, городом, церковью и жертвователями. Великолепная по архитектуре, обширная по размерам, часовня явится достойным события памятником.

№23, 17 июля

ДРЕЗНА

Истязания ребенка

У К-ва, одного из квартирантов в доме Новикова, живет 12-летняя сестра его сожительницы. Трудно без душевной боли слышать крики и вопли несчастного ребенка, ежедневно избиваемого сестрой.
На ребенка взваливают непосильную работу: девочке приходится таскать воду — до 30-ти ведер в день, — смотреть за всем хозяйством: мыть полы, стирать белье, ходить за коровой, поросятами, курами, и за малейшую оплошность при исполнении этих обязанностей выносить побои и жестокую порку.
Мы слышали, что квартиранты дома Новикова решили по этому поводу подать заявление-жалобу. Остается пожелать, чтобы последнее имело благоприятный результат, и чтоб нашлись добрые люди, которые приняли бы участие в судьбе несчастного ребенка и вырвали его из рук жестоких людей.

Ловкий староста 

В дер. Киняево два конкурента по торговле дровами и лесом — лесопромышленник Марин и староста деревни Буров. В обычных условиях побеждает, расширяя свои обороты, тот, кто берет дешевле. У нас, как это на первый взгляд ни странно, многие крестьяне покупают лес и дрова у Бурова, несмотря на более высокие цены, назначаемые последним. Объясняется это просто. В условиях деревенской жизни староста представляет фигуру, с которой не считаться нельзя. В его власти оказать поблажку, напр., отсрочить уплату за аренду земли, но в его же власти при случае оказать и давление, проявить придирчивость, так или иначе повредить…
И вот так, пользуясь своим положением, наживается ловкий староста и побеждает своих конкурентов.

Санитарные порядки 

В Дрезне выработался своеобразный порядок уничтожения нечистот, обещающий превратить дворовые участки в резервуары, кишащие всякими болезнетворными микроорганизмами. Как на пример, можно указать на двор дома Фролова, где помойные ямы не вычищаются, а закапываются. Когда яма заполняется гниющими отбросами, ее покрывают тонким слоем земли и выкапывают новую. На этом дворе раз десять уже копали новые ямы. Такой упрощенный способ уничтожения нечистот заведен и при домах Белова и Фомина. В доме Овсянникова таким же образом закапываются ямы отхожих мест, и в течение пяти лет отсюда не было вывезено ни одной бочки.
В случае появления инфекционных болезней эти участки явятся опасными очагами распространения заразы, обезвредить которые будет очень трудно. Следует заметить, что перечисленные домовладельцы — Фролов, Белов и Овсянников получают с квартир по 160 р. в месяц, а потому их стремление избежать сравнительно ничтожного расхода по очистке выгребных ям, — стремление, сопряженное с нарушением самых элементарных требований общественной гигиены, является тем более ничем не оправдываемым.

Гуслицы

На границе Московской и Владимирской губернии, в местности, прилегающей к Гуслицкому району, в лесной глуши около болота находится старое разоренное монастырище, где некогда находился старообрядческий монастырь, основанный во время «Великого раскола на Москве». Здесь встарь спасался известный в староверии подвижник «инок-схимник Леонтий», которому приписывают и основание разоренной обители. Около развалин монастыря находятся два пруда, почти заросших травою, и колодезь в сосняке с очень холодной водой, ископанный, по преданию, самим о. Леонтием, когда он еще спасался совершенно один, до основания монастыря.
Над могилой почившего староверческого «угодника» лежал большой камень в виде продолговатой плиты с высеченной на нем надписью о времени кончины почившего отшельника. Камень этот весь разбит богомольцами на мелкие куски и развезен по домам, как превосходное, якобы, целебное средство от зубной болезни, — стоит только потереть камушком больной зуб. Под камнем была глубокая яма, откуда богомольцы выгребали песок и уносили домой целыми узлами, — тоже, как целебное средство в виде присыпки от различных накожных болезней. Теперь неизвестными почитателями «угодника» сооружен новый памятник над могилой, которому тоже грозит участь разрушения.
Лесок, где находится разоренное монастырище, принадлежал прежде помещику с. Слободищ — г. Норд; а теперь перешел во владение гуслицкого фабриканта-старообрядца А.П. Муравлева (в слоб. Абрамовке). Иждивением последнего над могилой о. Леонтия построена небольшая деревянная часовня, в которой и служат богомольцы панихиды и молебствия.
Паломничество к могиле о. Леонтия обыкновенно начинается с ранней весны, как только просохнут проселочные дороги, и, постепенно возрастая, число богомольцев все увеличивается. Самое большое стечение паломников бывает в дни 22-24 июня; тут число богомольцев достигает иногда тысяч до десяти. На поклонение о. Леонтию приходят старообрядцы различных толков и согласий, потому что о. Леонтий считается у них «общим угодником», как подвизавшийся еще до разделения на окружники и неокружники, беглопоповцы и др. После июньских дней прилив богомольцев начинает ослабевать, и в конце августа, в день «Ивана Постного», богомолья совсем заканчиваются.
Так как кругом местность болотистая, водянистая, то, чтобы облегчить путешествие пилигримов, известная владелица Обираловских кирпичных заводов П.И. Милованова построила за свой счет деревянные лавы и местами мостики. Но все это уже пришло в ветхость, разрушается. Пути сообщения вместо разрушающейся настилки г-жи Миловановой устроил теперь г. Воробьев (управляющий Ликинской фабрикой Смирнова в соседнем Покровском уезде), и этой дорогой пользуются теперь богомольцы, направляющиеся к могиле о. Леонтия.

№24, 24 июля

Дрезна

Г-н Оленев, владелец обширной торговли кожевенным товаром, всегда открыто протестующий против сдачи помещений под какие-либо игры, сам сдал свой магазин под игру, которая у нас носит название «ловушка». Сущность ее сводится к тому, что шар, скатываемый игроком по особому желобу на стол, снабженный занумерованными ямками, закатывается в одну из них. Ставка каждого играющего — 5 коп. Сразу играют, скатывая по очереди шар, человек 4-5. Выигрывает все ставки тот, шар которого попадет в ямку, с высшим номером. Предприниматель-владелец всего этого нехитрого приспособления берет по 1 коп. с играющего за каждое бросание шара. Игра обычно кончается тем, что в выигрыше остается лишь один предприниматель, аккуратно получающий с рабочих с каждого кона 4-5 коп. Рабочие проигрывают, входя в азарт, последние свои гроши, и на этой почве создаются тяжелые семейные сцены. Игру, описанную выше, безусловно, стоит отнести к разряду азартных, подлежащих запрещению.

[Игра: пинбол]

Орехово-Зуево

21 июля, в день похорон М. Ф. Морозовой, фабрики Никольской мануфактуры Саввы Морозова были закрыты. Рабочим выдан дневной заработок. Занятым по необходимости непрерывными работами сделана надбавка 50%.
С часов утра начались панихиды, совершавшиеся в различных отделениях фабрики и продолжавшиеся до 3 часов. Священнослужители с. Орехова усердно провозглашали вечную память почившей, — нужды нет, что покойная числилась в первых списках самого именитого старообрядчества. Нельзя не приветствовать этот факт, как «примирительный» по отношению к старообрядчеству. Очевидно, враждебные взгляды на староверцев постепенно сглаживаются.
Служащим в Никольской мануфактуре был дан поминальный обед на 1200 человек. <…>

№25, 31 июля

С Ореховского поъездного пути

С ранней весны начался ремонт станционных «сарайчиков» на этой злосчастной линии. Служащие покуда разместились в багажных сараях и отчасти в «телячьих сарайчиках» IV класса. А пассажиры, дожидающиеся на станции поездов, в ненастную погоду беспощадно поливаются дождевой водицей, потому что укрыться негде. Если где поблизости станций есть лесок, как, например, в Ликине и Дулеве, то в дождь публика разбегается по кустам, покуда минует поливка.
Железнодорожные подрядчики не особенно спешат с ремонтом, как получающие поденную плату по числу «рабочих голов» и, по всей вероятности, завершат перестройки не ранее осенних дождей.
Станционные службы: телеграф, билетные кассы и товарные конторки тоже размещены в «телячьих сарайчиках» на колесах, и приспособления для входа в эти служебные сарайчики очень скверные — того и гляди, ноги переломаешь.
Пассажирским мытарствам не видится конца.
Впрочем, недавно управление дороги получило разрешение от Общества Московско-Казанской дороги (которому принадлежит теперь Ореховский подъездной путь) построить для защиты пассажиров от дождя полотняные палатки по линии этого несчастного пути.
Покуда и на этом спасибо!

№26, 6 августа

Дрезна

У нас, кроме трех трактиров с правом торговли крепкими напитками, имеются чайные, которые, как известно, не пользуются этим правом. И вот последние очень успешно конкурируют с трактирами. В трактирах 1/2 бутылки водки стоит 30 коп., а в чайных 27-28 коп. Кроме того, продажа волки в чайных производится и в те утренние часы, когда казенные винные лавки и трактиры закрыты.


Наши домовладельцы и лавочники смотрят на улицы поселка, как на мусорные ямы; грязь и мусор со дворов и из домов выбрасывается и выметается прямо на улицы. Вследствие этого в жару и при малейшем ветерке весь поселок с его 5000 жителями тонет в облаке пыли. К дефектам наших санитарных порядков следует отнести и безобразие, производимое фабрикой Зимина. Фабрика никак не может собраться со средствами, чтобы прорыть канаву к реке для стока воды, и отработанная вода стекает прямо в поселок.


Недавно у нас была открыта бесплатная земская амбулатория. Задача амбулатории — оказывать медицинскую помощь жителям, не работающим на фабрике Зимина (при фабрике имеется своя больница). Необходимость в устройстве больницы у нас ощущалась давно, так как ближайшая больница, какой мы могли пользоваться, находится в Павлове в 14-15 верстах от Дрезны. Особенно больница нужна для рожениц. Врач больницы — энергичный работник, за короткое время своей деятельности сумел расположить к себе население Дрезны. Все бы обстояло как нельзя более хорошо, если бы для помещения больницы нашли более подходящее место. Место же, где в настоящее время помещается больница, выбрано очень неудачно. Больница помещается на людной шумной площади. Здесь царствует тайная продажа вина, чуть ли не по соседству с больницей нашел себе приют тайный притон разврата. Ругань и крики пьяных, не смолкающие и по ночам, звуки гармоники — все это нарушает необходимое в больнице спокойное настроение. Врач больницы не раз указывал на эти неудобства, но пока нет никаких признаков, которые бы позволяли надеяться, что больница будет переведена в другое, более спокойное, место.
В довершение всего, не так давно ночью воры, взломав окно, проникли в помещение амбулатории и в квартиру доктора и, забрав одежду, хирургические инструменты и даже часть мебели, беспрепятственно удалились. Что делают наши охранники — сторожа и стражники, и где они обретаются по ночам — одному Богу известно.

Патриаршина

Под названием «Патриаршины» существует целый угол на западной границе Покровского уезда. Под этим собирательным именем значатся селения: Ликино, Ивоново, Кабаново, Емельяново, Сальково, Кудыкино, Новое, Гора, Кубинское и др. Некогда округ этот составлял вотчину Московского Патриаршего двора, и дьяки последнего «заезжали» сюда собирать оброки и подати чем попало. Отсюда и название «Патриаршины». В старые времена население здесь было весьма благочестивое, трезвое. Даже 30 лет назад пьянство здесь считалось редкостью. С упразднением откупов, когда повсеместно стали в изобилии появляться частные «винные лавки», — в Патриаршине питейная язва долго не прививалась, особенно в селениях старообрядцев-поморцев, наставники которых беспощадно громили кабатчиков, указывая на этих «распивочных дельцов», как на «предшественников Антихриста». Знаменитый у поморцев наставник «дедушка Тарас» (обитавший в деревне Ивоново), преисполнившись однажды духовного рвения, ворвался с дубинкой в одну из винных лавок и посшибал с полок все эти «мерзавчики», как душегубительное зелье. И, представьте себе, кабатчик молча проглотил это нападение «отца-наставника», не возбудив никакого дела о причиненных ему убытках.
Таковы были времена — времена трезвости. Были такие патриархальные семьи, где трезвость наследственно переходила от поколения к поколению.
А теперь? Не узнаешь, что сталось с Патриаршиной. Поголовное пьянство, беспощадное курение табаку (одна из причин то и дело повторяющихся пожаров) — даже 15-летние подростки заразились этим злом. Из деревенской тиши молодежь бежала на фабрики. Теперь все почти население «Патриаршины» работает на фабриках в Ликине, на Горе и на Никольских мануфактурах Морозовых и Зиминых в Зуеве и Дрезне. Пошли гармоники, скабрезные «частушки», от которых у стариков уши вянут.
На каждую «казенную винопольку» обязательно существует 10-15 шинков по окрестности, даже рядом с казенками. Можно подумать, что медвежий угол запил «горькую».
В борьбе с кабацкой заразой и кабацкими нравами должна бы оказывать облагораживающее влияние школа, но при современной постановке учебного и воспитательного дела, школа совершенно не приспособлена для такой важной задачи. Ее влияния незаметно.

№27, 14 августа

Павловский Посад

На фабрике Лабзина и Грязнова 11 августа в 8 часов утра рабочие набойщики в числе 550 человек прекратили работу и предъявили администрации фабрики ряд требований. Требования сводятся к следующему: к постановке расценки на все материалы, согласно расценки 1905 года, к удалению некоторых артельщиков за грубое и дерзкое обращение с набойщиками, к участию не менее 4-х набойщиков при оценке манеров, к устройству вентиляторов в корпусах набивного отделения, к выдаче квартирных денег по 2 руб. 50 коп. на рабочего и др.
Забастовка протекает мирно.

№28, 21 августа

Орехово-Зуево

Последнее время усиленно поговаривают, в особенности в с. Зуеве, о переводе Орехова-Зуева на городское положение; да и давно пора. Жителей в мест. Никольском, Орехове и Зуеве около 70 000, а делом самоуправления ведает незначительная кучка людей — ореховские священники, два зуевских крестьянина — Никита Козлов и Димитрий Коровшин, и великое правление Морозовских фабрик. Остальные могут только смотреть да удивляться.
Использование доходов для удовлетворения местных нужд поставлено в настоящее время как нельзя более плохо. Куда идут эти доходы — об этом население не осведомлено.
Земства тоже не очень заботятся о своих исключительных плательщиках. Например, покровское земство только в этом году открыло земскую школу и, кажется, на этом думает успокоиться лет на 20.
Каковы мосты и дороги, ведущие к с. Орехову — об этом хорошо осведомлены все, имеющие несчастье пользоваться ими. А ведь на дело улучшения средств сообщения ассигнуется немалая сумма.
Богородское земство имеет в с. Зуеве школу, амбулаторию и в проекте — шоссе. При открытии школы, говорят, на ней красовалась вывеска «Земская школа для девочек и мальчиков обоего пола». Потом место, где значилось «обоего пола» — зарисовали виньеткой. Школа только по названию является земской, а в действительности принадлежит Зиминым, и учатся в ней почти исключительно дети фабричных.
Для амбулатории земство не могло найти лучшего места, как у самого кладбища и вдали от Зуева, а относительно шоссе, существующего в проекте около 20-ти лет, все еще нельзя ничего сказать определенного по вопросу — сколько еще десятилетий придется ждать его. А по дороге к с. Зуеву проходит ежедневно более 500 подвод. Во время же дождей эта дорога покрывается непролазной грязью и становится прямо невозможной. И это творится в таком богатом уезде, как Богородский.

№29, 28 августа

[Илья Николаевич Лепетов 1886 г.р. — заслуженный мастер спорта СССР по велоспорту (1947), в 1911 участник гонок в Глухово и Дубровке]

№30, 4 сентября

Гуслицы

Из истории староверческих скитов

29 августа закончились богомолья на могиле староверческого отшельника о. Леонтия .<…> Не лишне добавить, что и помимо могилы прославленного о. Леонтия, тут местами разбросаны могилы и других староверческих отшельников. Начиная от того места, где находится могила о. Леонтия, расстилается обширная болотная котловина, верст на 15 в окружности. К этой болотной котловине прилегают границы трех смежных губерний: Московской, Владимирской и Рязанской. На планах генерального межевания низменность эта значится как «никем невладеемое болото».
Среди этого обширного болота есть песчаные возвышенности, так называемые «огорки» или «гривы». Тут некогда были непроходимые леса: болотная котловина покрыта была низменным смолистым сосняком, а на «гривах» возвышались крупные леса, которые отчетливо виднелись с Мисцовского взгорья (Дорховской волости). На этих «гривах», во время «Великого раскола на Москве», среди непроходимых болот укрывались бежавшие от преследований ревнители староверия. И сейчас виднеются развалины скитов на «Высокой гриве», «Иосифовой» и «Евпраксиной», по имени спасавшихся здесь борцов за веру. Здесь есть также могильные камни, но без всяких надписей. Сюда, за отдаленностью и трудностью сообщения приходят поклониться немногие из старообрядцев-богомольцев.
Весь Гуслицкий край, около 50 с лишком селений, начиная от Загарья (Самаринского имения) до границы Владимирской и Рязанской губерний составляли когда-то обширную вотчину Лопухиных, ближайших родственников первой супруги Петра Великого — Евдокии Лопухиной. <…> Развалины боярской усадьбы Лопухиных и сейчас виднеются в сельце Богородском (Дорховской волости) на берегу реки Вольной.
Великий преобразователь России Петр I в молодости, когда еще был в хороших отношениях с Лопухиными, до разрыва с Евдокией Лопухиной, часто выезжал в Гуслицы на соколиную охоту. На берегу реки Гуслицы, близ деревни Цаплиной (в 2-х верстах от Ильинского погоста) существовал царский охотничий домик, развалины которого и сейчас заметны. Существует предание, что и хмелеводство в Гуслицах развил Петр I, приохотив гусляков к этому небезвыгодному занятию.
Московское общество сельского хозяйства несколько лет назад задалось было целью построить на берегу реки Гуслицы, около Цаплина, на развалинах охотничьего домика, образцовую школу хмелеводства с хмелевыми плантациями. Но эта хорошая мысль так и заглохла, не увидев осуществления. <…>

№21, 11 сентября

Дрезна

В праздничные и базарные дни у нас царствует беспробудное пьянство. В эти дни, когда официально продажа крепких вин прекращается, она бойко идет в палатках и лавочках, здесь же продается и изготовляемая на керосинках горячая закуска — печенка, рубцы по 18 коп. за фунт.
Кроме того, следовало бы обратить внимание на то, что в Дрезне по всему поселку распространена торговля мерами. И вот, меры, какие находятся в практике наших торговцев, очень подозрительны: они часто не имеют проверочных штемпелей, попадаются старые меры, бывшие в переделке, со вставленными новыми днищами и, опять-таки, не носящие никаких следов проверки их после починок. Отсутствие строгого контроля в этом деле без сомнения открывает широкий простор для злоупотреблений.

№32, 18 сентября

Хроника

В текущем году призыв молодых людей на военную службу в Богородске назначен на следующие дни:
15-го октября в 3-м призывном участке — в Ильинском погосте (Ильинская, Беззубовская, Запонорская и Дорховская волости). 22-го октября в 4-м призывном участке — в городе Богородске (Гребневская, Осеевская, Ивановская и Аксеновская волости). 30-го октября во 2-м призывном участке — в Павловском посаде (Павловский посад, Игнатьевская, Новинская, Карповская, Теренинская и Зуевская волости). 5 ноября в 1-м призывном участке — в городе Богородске (г. Богородск, мещанские слободы и волости: Васильевская, Буньковская, Шаловская и Ямкинская).


№33, 25 сентября

с. Зуево

Совершилось невероятное происшествие. Богородское земство, наконец, решило, что с. Зуево находится в его районе. Правда, и прежде, один раз в год, земство уделяло нам милостивое внимание — рассылало окладные листы, но теперь совсем другое. Земство начало кое-что делать для Зуева. Земство проснулось и, дай Бог, подольше бы не засыпало.
Положим, для начала предполагается сделать для Зуева не так много, как нужно, но и на том спасибо. Из семи верст отвратительной проселочной дороги от села Зуева решено замостить до 200 саж., да подыскали помещение для училища, которое по всем данным к 1912 году приспособят для занятий.
Надо принять во внимание то, что дорогу ведут почти за счет фабрик, а потому нельзя сказать, чтобы наше богатое земство в данном случае проявило особенную щедрость к своему исключительному клиенту.
Доходов с Зуева земство собирает много, а ничего не делает. В земстве рассуждают так: Зуево богатое село, и само может все устроить. Хорошее рассуждение!

Рудня

Торговое с. Рудня заброшено на самой границе Богородского уезда по соседству с Егорьевским. Открытие здесь еженедельных базаров нисколько не оживило местечка — та же пустота, что и раньше.
Рудня прославилась тем, что здесь процветала когда-то фальшивомонетная фабрикация. Знаменитые здешние монетчики И. Сергеев и Е. Шеруненков оживили, было, этот уголок, но не надолго; с арестом их Рудня опять стала хиреть.
Сараев много настроено на базарной площади, но торговли настоящей нет. Бойко ведут свои операции лишь казенки, трактиры и шинки, поддерживаемые жителями окрестных селений, которые в базарные дни считают обязательным посетить Рудню по делу и без дела.
Здесь находится резиденция Дорховской волости, земский медицинский пункт и др. учреждения.
Только школы здесь долго не было. Забавно было, что она числилась на бумаге в земских списках и в делах Богородского училищного совета. Только случай вызвал здесь к жизни земскую школу. Приезжает как-то один из членов училищного совета и спрашивает: где школа? Ему говорят, что школы здесь не имеется. Тот сверился по бумаге и говорит: «Должна быть здесь школа». Но школы в действительности не оказалось. Только после этого казуса и появилась в Рудне школа.

№ 34, 1 октября

Орехово-Зуево

Сезонный праздник. Праздник этот для рабочих наступает с того времени, как начинается закупка капусты рабочими на зиму. Закупают фабричные рабочие капусты немного, 8-10 пудов и редко-редко пудов 15. И большинство закупает лишь для того, чтобы попить во время рубки. Рубить капуту приглашаются, обыкновенно, родственники и друзья, собираются «помочь». И вот, искрошив какую-нибудь сотню качней, компания, иногда до 20 человек, начинает спрыскивать капусту, чтоб была сочней. Здесь, т.е. у пригласивших, лишь достаточно «губы помазать», а настоящее пьянство начинается потом уже, на свои, чему способствуют шинки; под каждой лестницей в казармах открывается по праздникам ресторан. Не мешало бы фабричной администрации почаще посылать своих обходных для изгнания из-под лестниц нечистой силы — мальчишек-шинкарей.

№35, 18 декабря

Гора

Заход. Отхожий промысел

С окончанием сельских работ ничто уже не держит заходского мужика в деревне, и он спокойно может уйти до Рождества «в дорогу», «снодить», т.е. сбирать. Производится трата одного, двух рублей на приобретение «викторки», т.е. подложного документа на право производить какой-либо сбор, например, на погорельцев, на построение храма и т.под.
Деревня Гора является центром фабрикации такого рода документов. Вот, восседая за бутылкой, один сочиняет и «выдает право» на сбор пожертвований для постройки новой земской школы, взамен сгоревшей. Другой разрисовывает картинку «вновь строящегося храма, вместо сгоревшего». Там на яйцах и сыром картофеле вырезывают различные печати. Каких только тут нет!.. Вот широкий штемпель какого-то несуществующего волостного правления Костромской губ. Покровского уезда. Там печать земского начальника 3-го участка Рязанской губернии, Суздальского уезда. А здесь, глядишь, церковная и даже архиерейская! Наконец, «викторка» готова и гласит, что в таком-то селении сгорело 75 крестьянских дворов и церковь, и «предъявителю сего удостоверения Гавриле Незеваеву общество производить сбор доверяет, волостное правление подтверждает и печать прилагает». Земский начальник приложением печати и своей подписью разрешает, священник свидетельствует и архиерей благословляет. К «викторке» сзади подшито несколько прошнурованных и скрепленных сургучной печатью листов бумаги для записи пожертвований. Первые страницы испещрены записями, якобы известных пожертвований. Среди вымышленных, можно встретить фамилии и известных жертвователей, например, Солдатенковых, Солодовниковых, Морозовых и др. Иногда даже попадаются штемпели известных в России фабрик, тоже, конечно, поддельные.
Заручившись такими документами, заходцы, т.е. крестьяне дер. Костино, Елизарово, Яковлевская, Гора отправляются в южные губернии и в землю Войска Донского.
Проводы в дорогу, конечно, сопровождаются различными церемониями и слезами. Больше слез проливается при проводах костинских, яколевских и елизаровских, так они мастера мимоходом у зазевавшегося «стисать ловока с катыками», т.е. украсть лошадь с колесами. За подобные же проделки во многих местах, как например, в Оренбургской, Вятской и других губерниях не бьют, а угощают «сырой ухой» или, проще говоря, опускают в прорубь под лед.
День за днем, все дальше и дальше подвигается такой сборщик, сбирая на пути «шпиохи да морей» (копейки да гривенники) и идет до тех пор, пока не наткнется на старушку побогаче. Попадаются иногда такие благотворители, что сразу дают по 50-100 и больше рублей. В такие злачные места ходят по два и по три раза. Для того, чтобы не быть узнанными при повторном посещении, измазывают физиономию ваксой и представляют другую, запасную «викторку». Случается, некоторые возвращаются домой через 3-4 недели, принося по 100-200 и более рублей. При неудаче приходится ходить до Пасхи и собрать не более 100 рублей.
В центральных губерниях с «викторками» ходят мало, так как рискованно: можно попасть. Правда, все печати подделаны так искусно, что никто не вздумает подозревать, но …стоит внимательнее прочесть самое удостоверение и подписи, где земский начальник обнаруживает полнейшее незнакомство с грамматикой, а благочинный пишет — «Христорождественская Рождества Иисуса Христа церковь», или «Крестовоздвиженская — Креста Господня», чтобы сразу догадаться, что это стряпня горских богомазов.
Сборщик, заметив недоверчивое к нему отношение, обычно старается выбросить или уничтожить бумагу. При аресте документы съедаются, благодаря чему сборщики возвращаются на родину этапным путем, как не имеющие видов на жительство.
Многие от этого побочного заработка построили хорошие дома, имеют по нескольку тысяч деньжонок и живут себе припеваючи. Георгиевич

№36, 24 декабря

Богородск

Продажа льда

Городское управление разбило реку Клязьму на участки и сдает колку льда подрядчикам-ледоколам. Часть реки сдана подрядчику Белякову за 75 руб. с условием продавать воз колотого льда не дороже 7-8 коп.
Хорошо, если бы с наступлением весны наше городское управление сдало подрядчикам также песок и глину. Теперь подрядчики, строящие дома в Жукове, Торбееве и др. местах пользуются безвозмездно городским песком и глиной. Не мешало бы для рытья глины и песка отвести место подальше от городского парка.


Источник: РГБ
Ряд номеров полностью опубликован на сайте https://www.bogorodsk-noginsk.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Архивы

Все права защищены; 2021 Дрезна-истоки