Дрезна-истоки

ИСТОРИЯ РОДНОГО КРАЯ

ДРЕЗНА-ИСТОКИ

Купцы Волковы из Малого Кишнева

Часть 1. Григорий Кузьмич (1831-1904)

О фамилии

Фамилия «Волков» в Дрезне всем хорошо знакома, прежде всего, благодаря клубу имени Волкова, который в течение несколько десятилетий являлся культурным центром рабочего городка. Чьё имя носил клуб – документально подтвердить уже не представляется возможным. Считается, что своим названием клуб обязан революционеру Волкову Василию Сергеевичу, уроженцу г. Серпухова, участнику Морозовской стачки. Но существует мнение, что клуб могли назвать в честь Волкова Федора Григорьевича, основавшего первый русский театр.

Волков – одна из самых распространенных русских фамилий. И в дрезненском подрайоне проживали «свои» Волковы, рабочие и крестьяне. В 1917 году избиратели с такой фамилией встречаются в деревнях Рудино, Острово, Савостьяново, 14 человек в Малом Кишнево и 7 человек в Дрезне; несомненно, многие приходились друг другу родственниками, а ещё были и пришлые Волковы из Смолёва, Данилова и других селений.

Был в Дрезне и «дом Волкова», выстроенный до революции, в котором, вероятно, хозяин проживал с семьей. Об этом доме практически ничего неизвестно, кроме названия и скупых строк из хранящейся в музее восьмилетней школы черновой рукописи одного из уже ушедших жителей Дрезны. В советское время в бывшем доме Волкова на первом этаже находился магазин №9, а над ним какое-то время были классы начальной школы. Надо полагать, дом Волковых сгорел во время пожара 1943 года. Из числа людей, которым мог бы принадлежать этот дом, можно выделить Тимофея Степановича Волкова, состоящего членом правления Дрезненской пожарной дружины в начале XX века и его отца, Степана Семеновича, уроженцев Малого Кишнева.

Отец же Степана, Семен Кузьмич, доводился герою нашего рассказа, купцу Григорию Кузьмичу, родным братом.

Малое Кишнево

Никто уже не расскажет, по какой счастливой случайности, в результате каких предпосылок, благодаря каким усилиям и личным качествам Григорий Кузьмич Волков, крестьянин из подмосковной провинции, из далёкой неприметной деревни, занялся торговлей в Москве, да настолько успешно, что имя его стало известно в разных уголках России, а о делах его знали и в высших кругах в Петербурге, и в сибирской глубинке. Но обо всём по порядку.

Ветвь Волковых в Малом Кишневе легко проследить до начала XVIII века. В середине XIX века в деревне проживало несколько семейств, позже взявших себе эту фамилию.

Из ревизских сказок XIX века выясняется, что Григорий родился в 1831 году и был младшим ребенком у Козьмы Иудина и Ефимии Феофановой, у него было 3 брата и 3 сестры, а из близких родственников по отцу – дядя, четверо двоюродных дедушек и их потомки. В последней ревизии 1858 года 26-летний Григорий состоит в супружестве с Еленой Федоровой 24-х лет и имеет годовалого сына Ивана.

В подворной переписи 1869 года родители 37-летнего Григория уже не значатся, он записан с женой и 12-летним сыном Иваном. Держат они одну лошадь, а свой земельный надел на 3 души сдают. В 1883 году указано, что в домохозяйстве Григория Кузьмина двое грамотных мужчин и две женщины, из которых одна грамотная, скотину не держат, земельный надел сдают. Самая примечательная запись содержится в графе «Где проживают, если не имеют в селении усадебной оседлости, и чем занимаются». А записано там, что семья занимается «торговлей в Москве».

В 1881 году Григорий Кузьмич выкупил свой земельный надел для исключения его из оклада по Малокишневскому обществу и освобождения от оброчной подати. В деле указано, что что Г. Волков проживает в Москве, в Хамовнической части в Дорогомиловской слободе в собственном доме. Из документа следует, что в 1881 году Теренинским волостным старшиной был Ефим Аникин, а сельским старостой Юркинского общества – Афанасий Колонин.

Сельди и керосин

Чем же занимался Григорий Кузьмич в Москве? В торговых справочниках и адрес-календарях Москвы сказано: торговал сельдью и керосином.

До середины XIX века сельдь не имела промыслового пищевого значения в России, шла в основном на жиротопление. Жир этот использовался главным образом в технических целях. Хотя знатные люди и употребляли в пищу соленую сельдь, привозимую из Голландии, однако на Руси долгое время по разным причинам наладить засолку и потребление этой рыбы не удавалось, а простые люди и вовсе были убеждены, что сельдь для пищи не просто непригодна, но даже и ядовита. Однако во время Крымской войны, когда поставки голландской сельди прекратились, академик Бэр, немецкий ученый, проживавший в России, посоветовал арендаторам волжских рыбных промыслов солить бешенку (она же – залом, черноспинка, сельдь Кесслера) по голландскому способу. Уже в 1855 году было засолено до 10 миллионов каспийских сельдей, которых сбывали на Нижегородской ярмарке, в Москве и Петербурге. Так в России начался сельдяной бум. Первое время на рынках преобладала проходная или речная сельдь, добываемая на Волге, а также на азовских и черноморских промыслах, но уже к началу XX века морская сельдь составляла более половины от общего количества вылавливаемой в России и представленной на рынке сельди. Кроме того, в значительном количестве сельдь продолжали импортировать из Европы.

С упразднением акциза на соль в 1880 году, с постройкой новых железных дорог и развитием пароходства себестоимость заготовки и транспортировки соленой рыбы значительно снизилась, и сельдь стала востребованным и общедоступным продуктом.[2,3]

«Керосин», как торговая марка, был зарегистрирован в 1854 году. До середины XIX века потребление нефтепродуктов было совсем невелико. С изобретением же керосиновой лампы возник большой спрос на подобные осветительные приборы и горючее для них. Основным поставщиком керосина и керосинового сырья в России в то время были появляющиеся и разрастающиеся предприятия в районах нефтяных месторождений на Прикаспийской низменности, в частности, в Бакинском районе. Самое крупное из них – «Товарищество нефтяного производства братьев Нобель». Продукцию доставляли водным путем до Царицына, а затем по железным дорогам везли на базы крупных городов и за границу. Развитие нефтепромыслов было стремительным. В Бакинском районе с 1872 по 1900 г. было пробурено 3013 скважин, из которых 1924 скважины дали промышленную нефть. Добыча нефти здесь возросла за тот же период с 1,4 до 601,2 млн. пудов. [4]

Таким образом, надо констатировать, что в условиях складывающейся рыночной ситуации во второй половине XIX века, Волков Григорий Кузьмич удачно влился в московскую сферу торговли, предлагая потребителю сельдь и керосин – эти нехитрые, но набирающие популярность товары.

Москва

Алфавитные книги мещан Москвы по слободам велись с 1857 по 1917 год. Во второй половине XIX века при переходе крестьян в мещанское сословие в соответствующей книге записывали их имя и возраст по последней крестьянской Х ревизии, отмечали из какого уезда прибыла семья и номер документа, подтверждающего причисление к мещанскому сословию, а также вносили свежие сведения.

Из книги мещан Мясницкой слободы:

«Григорий Козьмин по-народному называют Волков 26 лет, его жена Елена Федорова 24 года, его сын Иван 1 год» – данные 1858 года по X ревизии. «Ивана жена Александра Константинова 29 лет, Ивана сын Василий 1884 г.р.» — новые данные.

В 1884 году семья причислена в мещанское сословие, а в 1901 году Григорий и Иван переведены из мещан в купцы второй гильдии.

Из московских адрес-календарей следует, что до 1901 года Волковы приобретали временное купеческое свидетельство сроком на год, а торговали сельдью и керосином – на Болотной площади и при месте жительства. С 1892 года семья проживала в Сущевской части, на Большой Тверской-Ямской улице, в собственном доме. В справочнике Суворина на 1899 г. имя Волкова Григория Кузьмича помимо торговли керосином и сельдью в Москве упоминается в разделе «рыбный товар, Астраханская губерния, Астраханский уезд».

С 1901 года Григорий и Иван состоят во второй купеческой гильдии. У Григория Кузьмича имеется свое коптильное заведение. У него свой собственным дом в центре Москвы, неподалеку от Триумфальной арки, торговля идет успешно, подрастают внуки, но годы берут свое. В 1902 году скончалась супруга Григория, Елена Федоровна, а в конце 1904 года ушел из жизни и он сам.

В ежедневной газете «Московский листок» №339 от 5 декабря было напечатано:

«В пятницу, после продолжительной болезни, тихо скончался на 78 году жизни один из крупнейших русских оптовых торговцев рыбой потом. поч. гражданин Григорий Козьмич Волков.

Почивший был родом из крестьян Московской губернии и занимался торговлей сельдями более 30 лет. Он вместе со своим сыном был первым из русских торговцев, который завел непосредственные сношения с шотландскими рыбаками, минуя таким образом немецкие комиссионерские конторы. Благодаря этому цены на иностранные сельди значительно снизились. Почивший имел громадные склады сельдей и конторы для торговли в Петербурге, Пскове, Астрахани, Саратове, Царицыне и других городах и делал ежегодно миллионные обороты. Несколько лет подряд он вместе со своим сыном приглашался в Петербург на совещания при министерстве финансов относительно улучшения и развития сельдяного промысла в России и был представителем интересов всех мелких рыбопромышленников Астрахани.

Несмотря на миллионные обороты, почивший отличался необыкновенной скромностью и в жизни довольствовался лишь самым необходимым. Он был очень добрый человек и много помогал бедным и нуждающимся. 7 лет тому назад он соорудил в Сибири близ станции «Карачи» Сибирской железной дороги великолепный храм в честь Св. Феодосия, архиепископа Черниговского, построил большую церковно-приходскую школу и обеспечил ее капиталом.

Тело усопшего покоится в дубовом гробу и закрыто тремя дорогими покровами. Духовенством из приходской церкви Св. Василия Кесарийского, что в Тверской-Ямской, были совершены соборным служением панихиды в присутствии массы представителей торгово-промышленного мира. На гроб возложено много венков. Погребение тела почившего будет совершено сегодня на кладбище Скорбященского монастыря.»

Так бывает, что небольшая «живая» заметка в газете содержит о человеке сведений больше, чем многочисленные канцелярские бумаги из архивов. Стоит ли доверять бульварной газете? Конечно, в такой трагический момент, как проводы в последний путь, в газете, рассчитанной на малообразованного читателя, вероятность преувеличения реального положения дел велика. Но даже и принимая это в расчет, несомненно, что Григорий Волков добился невероятно высоких результатов в торговле и коммерции.

Почему Григорий Кузьмич решил построить церковь в сибирской глубинке (ныне — пгт Чаны Новосибирской области) — доподлинно неизвестно. Можно лишь отметить, что здание это простояло почти 90 лет. После закрытия храма в 1939 году здесь поочередно располагались амбулатория, гостиница, спорткомитет, дом пионеров. Строение разобрали в 1985 году.

фото

Часть 2

.

Архивы

Все права защищены; 2020 Дрезна-истоки