Дрезна-истоки

ИСТОРИЯ РОДНОГО КРАЯ

ДРЕЗНА-ИСТОКИ

Алексей Васильевич Смирнов из Ликина

О вере и меценатстве

17 февраля 1915 года на 75-м году жизни после продолжительной болезни скончался потомственный почетный гражданин, директор-учредитель и председатель правления товарищества на паях Ликинской мануфактуры, Алексей Васильевич Смирнов.

Не совсем обычным в церемонии прощания было то, что покойный при жизни распорядился венков не возлагать, а в храм села Горы был приглашен ни много ни мало — архиепископ Владимирский и Суздальский для совершения Божественной литургии и панихиды при гробе почившего.

Отпевание было совершено в Москве, в доме А.В. Смирнова на улице Большой Алексеевской, 20 февраля. И уже на следующий день гроб с телом усопшего был отправлен в его родное село, по железной дороге до станции Ликино.

21 февраля архиепископ Владимирский и Суздальский Алексий рано утром поездом отправился в сопровождении свиты из г. Владимира до станции Дрезна. Во время следования, на станции Орехово, местные представители общественных организаций, а также члены причта села Орехова во главе с Благочинным протоиереем Загорским вошли в вагон к Владыке, чтобы поприветствовать его и принять благословление. Протоиерей Загорский остался сопровождать Его Высокопреосвященство до конца пути.

На станции Дрезна Владыка был встречен многочисленной толпой народа, и на подготовленном экипаже, запряженном лошадьми, в сопровождении приближенных отправился на станцию Ликино, находящуюся в семи верстах, где его ожидали родственники покойного и работники местной фабрики.

Прибыв на место, Высокопреосвященнейший Алексий у гроба с телом покойного совершил литию, после чего процессия направилась в старый дом Смирновых, где Владыка произнес памятную речь и в сослужении с духовенством совершил панихиду. После гроб с телом А.В. Смирнова разместили в одной из комнат ликинской церковно-приходской школы и оставили там до утра, чтобы все приехавшие и местные жители могли проститься с усопшим.

В приходском храме села Горы этим же вечером местный священник А. Костинский с духовенством при пении двух хоров отслужил всенощное бдение, в конце которого Высокопреосвященнейший Алексий совершил торжественный вынос и поклонение Животворящему кресту, после чего весь народ при поклонении Кресту принимал Благословление Владыки.

Рано утром 22 февраля гроб с телом покойного уже был доставлен из приходской школы в храм села Горы. В этот день у церкви собралось множество народа, прибыли члены фабричной администрации, приехали почетные гости из Москвы, видные представители московского и владимирского духовенства, из окрестных приходов присутствовали не менее 30 священников. После совершения Божественной литургии и великой панихиды Владыкой в сослужении священников, гроб с телом почившего был вынесен из храма и опущен в семейную могилу. Вечером того же дня Высокопреосвященнейший Алексий, архиепископ Владимирский и Суздальский, отправился на станцию Дрезна, откуда отбыл поездом в г. Владимир.

Чем же удостоился такого расположение духовенства, чем заслужил признание обычный фабрикант, один из множества на Богородско-Покровских землях?

Прежде всего, долгим и нелегким был духовный путь Алексея Васильевича к святой церкви. Будучи рожден в семье старообрядцев поморского толка, Алексей Васильевич посватался к дочери купца Я.И. Жарова Татьяне, что из деревни Перники близ станции Ундол. Семья Жаровых также была старообрядческой веры, но они были поповцами белокриницкой иерархии. Отец Татьяны не допускал брака дочери со старообрядцем-беспоповцем. Молодой Смирнов согласился перейти в общину старообрядцев-австрийцев, чем снискал расположение отца возлюбленной и беспрепятственно вступил в брачный союз с Жаровой Татьяной Яковлевной. Наверняка решение о переходе в другую общину было непростым, и этому выбору предшествовали долгие разговоры в доме Смирновых. Известно, что вскоре и родители Алексея Васильевича перешли в «австрийскую» общину. Надо сказать, что земляки Смирновых такого выбора совершенно не одобряли: порицали, сожалели о подобной перемене. Замечания и недовольство со стороны близких и односельчан, вероятно, и собственная неуверенность в правильности выбора, вынудили Алексея Васильевича продолжить духовные поиски. В результате в 1873 году чета Смирновых, оставив раскол, присоединилась к главенствующей церкви.

Кроме того, за время вероутверждающих поисков, Алексей Васильевич имел множество бесед с духовными наставниками, прочел немало богослужебных христианских книг, в том числе старопечатных, в которых искал ответы на разные вопросы. Подобные занятия поспособствовали тому, что Смирнов стал не просто рядовым прихожанином, а теологически эрудированным, глубокопросвещенным сторонником главенствующей церкви. Сделав свой окончательный выбор в вопросе религии, Алексей Васильевич щедро расходовал собственные средства на различные богоугодные дела.

На средства мецената А.В. Смирнова были построены (куплены):

  • в 1905 году в деревне Юркино построен деревянный храм, дома для причта и церковного сторожа, на что было затрачено около 25 тысяч рублей.
  • В 1876 году в приходе села Горы на месте сгоревшего деревянного храма был устроен каменный. Постройка обошлась в 150 тысяч рублей, из них 135 тысяч пожертвовал А.В. Смирнов. Алексей Васильевич был избран к этому храму церковным старостой и в этой должности оставался до самой смерти. При этой церкви и был погребен.
  • В 1890 году в деревню Кабаново был куплен деревянный храм в селе Дубровке. Построены дома для причта и двухкомплектная школа.
  • В 1893 году в деревне Давыдово на месте ветхого деревянного храма был построен новый, а также построены дома для причта и школа.
  • В 1895 году в деревне Мальково взамен сгоревшей церкви (построенной в 1888 г. также на пожертвования А. В. Смирнова) выстроен каменный храм. В 1912 году при храме построены дома для причта.
  • Построены храмы с домами для причта в Гороховецком уезде — в д. Тараново стоимостью около 30 тысяч рублей, в д. Микляево стоимостью около 25 тысяч рублей, в д. Польце стоимостью около 20 тысяч рублей.
  • В деревнях Дровосеки, Минино, Яковлево, селах Перники и Омофорове, в Введенской-Островной пустыни меценат брал на себя ряд расходов, связанных со строительством, ремонтом и внутренним обустройством храмов.
  • Алексей Васильевич построил церковно-приходскую школу при фабрике в Ликине, на свои средства в этой школе он содержал 9 учителей, обучавших 350 детей. Им построены школы в деревнях Язвищи, Кудыкино, обустроена Губинская школа. А.В. Смирнов состоял при этих школах попечителем, покрывая расходы на всё необходимое: учебники, школьные принадлежности, отопление, освещение.

Этот список благодеяний ликинского предпринимателя наверняка неполон.

За усердие в постройке школ и церквей Алексей Васильевич был удостоен Большой серебряной и Большой золотой медалей, орденов Св. Анны 2-й и 3-й степени, Св. Станислава 2-й и 3-й степени, Св. Владимира 4-й степени.

О династии Смирновых и Ликинской мануфактуре

Отец Алексея Васильевича, крестьянин Василий Сергеевич Смирнов (ум. 1869 г.), родился и проживал в деревне Ликино, работал при Никольской мануфактуре Саввы Васильевича Морозова, а именно: со своим семейством трудился на домашних ручных станах, изготавливая ткани из пряжи, которую получал с фабрики Морозова.

Однажды, по воспоминаниям бывшего бухгалтера Ликинской фабрики П.Ф. Золотова, тянули крестьяне по реке Клязьме паром, груженый кусками самотканого шелка. По недосмотру или по случайности в районе деревни Кабаново паром развалился, товары стали тонуть. Некоторые крестьяне из ближайших деревень, в том числе и Василий Смирнов, прознали об этом и принялись вытаскивать шелковую ткань. Смирнов сам вытащил с два десятка кусков да ещё прикупил выловленную ткань у товарищей, так, что заполнил этим добром весь свой сарай. Доход за вызволенный из воды товар позволил удачливому и сметливому крестьянину уже к 1850 году заиметь собственное ткацкое заведение.

Алексей Васильевич довольно рано начал принимать участие в семейном деле, уже с 12 лет он жил в Москве и обучался торговле, после чего начал вести торговое дело самостоятельно. В 1860-х гг. он организовал красильно-отделочную фабрику с 50 рабочими. После смерти отца в 1869 году всё дело перешло Алексею Васильевичу. К тому времени на всех отделениях предприятия было около 70 человек мастеровых, 6 сновальщиков, 30 размотчиц пряжи. Размотка пряжи производилась конным приводом.

В 1870 году Смирнов построил каменное фабричное здание в два этажа для ручного ткачества, где трудились около 2400 рабочих. В 1881 году ручной труд сменился механическим — было установлено 80 ткацких станков, а в 1889 г. — появилась бумагопрядильная фабрика.

На фабрике Смирнова главным образом вырабатывали ткань, называвшуюся «карусет», использовавшуюся на одежду для простого народа.

 В 1900 году у А.В.Смирнова было уже крупное предприятие, включавшее в себя бумагопрядильную, ткацкую и красильно-отделочную фабрики. Общим счетом на предприятии работало 57 тысяч ткацких веретен и 1412  ткацких станков. На фабричном производстве было занято 2 400 человек рабочих, выпускалось тканей на 6 миллионов рублей.

В 1911 году фирма была преобразована в товарищество на паях Ликинской мануфактуры А.В. Смирнова с основным капиталом в 5 миллионов рублей. Казенного налога в эти годы уплачивалось ежегодно около 42 000 рублей. В 1914 году численность рабочих на мануфактуре достигла 3 750 человек, а продукции было произведено на 8,5 миллиона рублей.

План фабрики, начало XX века, ЦИАМ 311-1-1642
Подпись А.В. Смирнова в документе 1908 г.

Чета Смирновых израсходовала около 2 миллионов рублей на постройку при Ликинской фабрике казарм с водоснабжением, канализацией, электрическим освещением, на возведение школы, больницы и бани.

После смерти родителей, Т.Я. Смирновой в 1913 году и А.В. Смирнова в 1915 году, их сыновья получили капитал в 10 миллионов рублей. На 1915 год распорядителем товарищества состоит старший сын Смирновых, Василий Алексеевич, он заведует коммерческой частью. Фабрикой же управляет второй сын, Сергей Алексеевич.

После февраля 1915 года

Сергей Алексеевич Смирнов, управляющий фабрикой, стал одним из организаторов Всероссийского союза торговли и промышленности, вошел в четвертый состав Временного правительства. В октябре 1917 года, вместе с прочими министрами, был арестован в Зимнем дворце и был заключен в Петропавловскую крепость. После освобождения в начале 1918 года С.А. Смирнов эмигрировал в Берлин, где в качестве председателя возглавил Общество помощи русским гражданам в Берлине. С приходом Гитлера к власти С.А. Смирнов переехал во Францию, где и скончался в 1956 году.

Революционные события весьма негативно отразились на работе фабрики. В мае 1917 года цены на продукты по сравнению с довоенными выросли более, чем в 4,5 раза, на одежду и обувь — в 5,5 раза. Рабочим фабрики не платили зарплату, однако первое время снабжали продуктами в харчевой лавке. В августе Сергей Алексеевич принял решение о закрытии фабрики ввиду отсутствия сырья и рынков сбыта.

Недовольные остановом фабрики и недостатком средств для жизни, ликинские рабочие уже осенью 1917 года направили делегатов в Петроград к новой власти.

По воспоминаниям местной жительницы, свидетельницы тех событий, Прасковьи Тимохиной, опубликованным в журнале Огонёк, «Владимир Ильич принял ликинцев быстро, документы посмотрел, долго выпытывал, как боролись с фабрикантами, и задумался. Он молчит, и наши молчат. Потом Ленин написал резолюцию, а на словах добавил: «Если можете пустить фабрику, пускайте. Но только с тем условием, что денег у государства не просить. Их нет».

Так в ноябре 1917-го был подписан первый советский Декрет о национализации предприятия.

Постановление Совета Народных Комиссаров.


О национализации фабрики товарищества Ликинской Мануфактуры А.В. Смирнова.
Совет Народных Комиссаров, считая, что закрытие фабрики Товарищества Ликинской Мануфактуры А.В. Смирнова, исполняющей заказы на армию и обслуживающей нужды беднейших потребителей, — недопустимо, что материалы по обследованию дел на фабрике указывают на злую волю предпринимателя, явно стремившегося локаутировать рабочих и саботировать производство, и что в интересах народного хозяйства, широкой массы потребителей и 4000 рабочих и их семей необходимо пустить указанную фабрику в ход, постановляет:

1) Фабрику Товарищества Ликинской Мануфактуры А.В. Смирнова при поселке Ликино, Владимирской губ., со всеми находящимися при ней материалами, сырьем и прочим объявить собственностью Российской Республики.

2) Организацию управления ею поручить Народному Комиссару Труда.

3) Настоящее постановление должно считаться действительным со дня его подписания.

Подписали: Председатель Совета Народных Комиссаров В.И. Ульянов (Ленин).
Народные Комиссары — Джугашвили-Сталин, Л. Троцкий.
17 ноября 1917 года.

У многих подобных текстильных предприятий немало общего. Появившись в конце XIX века усилиями инициативных предпринимателей, мануфактуры производили сотни тонн пряжи и миллионы метров тканей в год. Основу рабочей силы на фабриках составляли приезжие из ближних и дальних сел и деревень, проживавшие в специально выстроенных казармах. После социалистической революции предприятия обрели нового хозяина и наши местные текстильные фабрики вошли в состав Орехово-Зуевского хлопчатобумажного треста (1921-1938). В советское время Ликинская и Дрезненская, а также Подгорная фабрики активно соревновались в выполнении плана, на предприятиях было широко развернуто ударническое и стахановское движение.

из местной газеты 1962 г.

Фабрики были удостоены различных государственных наград за трудовые успехи. Безусловно, производственные мощности на предприятиях отличались, но какими бы ни были технические характеристики, тяжелые постсоветские реалии не оставили бывшим текстильным гигантам никакого пути развития.

Источники:

1. Владимирские Епархиальные ведомости 1915 г, №10, №17

2. Журнал «Огонёк» №7 от 26.02.2018

3. Ч.М. Иоксимович. Мануфактурная промышленность накануне мировой войны, т. 1. 1915 г.

Дополнительные материалы по теме:

Годовые кольца истории (сайт Богородск-Ногинск)

Храм села Горы

Подмосковный краевед

Е. И. Антонов. Воспоминания о жизни в расколе и обращении в православие, 1897 г.

Архивы

Все права защищены; 2020 Дрезна-истоки