Дрезна-истоки

ИСТОРИЯ РОДНОГО КРАЯ

ДРЕЗНА-ИСТОКИ

ВОВ. Парамошин Сергей Максимович. Парамошина Александра Васильевна.

из книги

И на войне бывали свадьбы

Война — не самое лучшее место для свадеб. Но люди и в суровых условиях Великой Отечественной не только печалились, но и радовались, а иногда наперекор судьбе-злодейке играли свадьбы.

В феврале 1995 года жители Дрезны Александра Васильевна и Сергей Максимович Парамошины отметят полувековой юбилей совместной жизни.

В далеком сорок четвертом фронтовые дороги свели двух медиков за одним операционным столом. Сергей Максимович был начальником снабжения станции переливания крови, а Александра Васильевна — старшей операционной сестрой. Но должность в полевых условиях не освобождала от операционного стола. Работы хватало на всех.

Наши войска уже шли по дорогам Польши, и запах Победы, как первый едва уловимый весенний запах в конце февраля, уже витал в воздухе. Всем хотелось поскорее завершить этот нелегкий путь, у кого-то не хватало терпения, и он торопил события, и жизнь за спешку наказывала его. Хорошо, если не очень сурово, и он оказывался в руках медиков, а не смерти.

Сколько раненых прооперировали и перевязали Парамошины за долгих четыре военных года и не сосчитать.

Сергей Максимович начинал еще в финскую войну, в декабре 1939 года. Был начальником батальонного медпункта, а до этого успел закончить медучилище и поработать по распределению на границе с Китаем.

После окончания недолгих военных действий наш герой мечтал демобилизоваться. Он считал увиденное море крови достаточным для всей его дальнейшей жизни. Но судьба распорядилась иначе, и море очень быстро превратилось в океан.

В первые же дни Великой Отечественной батальон, в котором служил Парамошин, направили защищать Ленинград. И все тяготы блокады Сергей Максимович перенес на своих плечах. Здесь же, на берегах Невы, он получил первую боевую награду — медаль «За отвагу».

Город уже несколько месяцев был во вражеском кольце и его обстреливали буквально со всех концов. Санитары едва успевали уносить раненых с поля боя. Как-то в промежутке между обстрелами к Сергею Максимовичу подбежал солдат и сообщил, что ранен командир батальона, и он просит в срочном порядке доставить его в штаб командования, расположенный на том берегу реки.

Парамошин, оценив обстановку, сам взялся за это нелегкое дело. Помощник помог найти ему плот и вместе с раненым командиром спустить его на воду. Эти несколько сот метров на водной глади под непрерывным огнем показались нашему герою целой вечностью. Но больше всего в эти опасные минуты он думал о командире и старался прикрыть его своей грудью. Когда переправа почти подходила к концу, пуля сразила его напарника. В какой-то миг он растерялся, и под ложечкой засосало, что, может быть, тоже не доберется до берега, но стон раненого командира вернул способность трезво мыслить и реально оценивать обстановку. Через несколько минут плот причалил к берегу и командир был доставлен в штаб. А начальника медпункта вскоре представили к награде.

А в это время на подступах к столице таскала на себе раненых его будущая жена Саша. После окончания Дрезненской школы медсестер в 1939 году ее в числе лучших направили работать в один из Московских научно-исследовательских институтов. Она была способной ученицей, в дипломе — сплошные пятерки, ей пророчили большое будущее, поговаривали, что с такими успехами она вполне может стать в медицине еще одним светилом. Приятно подобное было слышать, и она, окрыленная мечтой, без труда в 1941 году сдала вступительные экзамены в институт, но получить студенческий билет не успела. 24 июня ее вместе с подружками-студентками мобилизовали на фронт. Они были молоды, и, как весь народ, считали, что война быстро кончится, и отпразднуют это событие по-студенчески весело. Но очень скоро эти надежды развеялись как дым, хотя именно его было предостаточно. Самой заветной мечтой на протяжении всех четырех лет каждый из них считал сон в тихом укромном уголке, где не слышно взрывов. А она как раз оказалась самой несбыточной. За всю войну ни у нее, ни у него, ни разу не было настоящей крыши над головой — только палатки да землянки.

Питаться тоже приходилось кое-как. Особенно Сергею Максимовичу. Неудивительно, что уже к 1944 году он имел язву желудка и был признан инвалидом второй группы. Ему предлагали уже в Польше демобилизоваться. Но легко ли это сделать на передовой, когда гибнут товарищи и не хватает санитаров? Он остался, но начальство его пожалело и перевело на станцию переливания крови, где уже работала его будущая жена.

Там же, в Польше, расписались и сыграли свадьбу, а через несколько месяцев расписались на стенах рейхстага. Александра Васильевна к этому времени была уже беременна, и ее полагалось отправить в тыл, а Сергей Максимович должен был продолжать нести службу в Германии. И тут свое веское слово сказала любовь. Молодые пошли к начальству и упросили оставить их вместе. Руководство поколебалось, но, учитывая заслуги и работоспособность Парамошиных, дало «добро». Мало того, когда у них в декабре 1945 года появился первенец, им предоставили няньку и оплачивали ее содержание.

В 1946 году Парамошины, наконец, вместе смогли выйти в запас. Долго решали на семейном совете, куда поехать на постоянное место жительства. Сергей Максимович хотел к себе в Тамбовскую область, а Александра Васильевна — в Дрезну. В конце концов, жена оказалась настойчивее, и они поселились в Подмосковье. Она стала работать в Дрезненской больнице, а он — на станции скорой помощи.

Вот уже много лет как они на пенсии. Давно выросли и разлетелись по разным городам два их сына, но на праздник — золотую свадьбу родителей оба обещают быть и слово свое непременно сдержат.

А. НИКИТУШКИН.

Парамошина Александра Васильевна, лейтенант. Фото с сайта Память Народа
Парамошин Сергей Максимович, лейтенант. Фото с сайта Память Народа
фото с сайта дрезненской средней школы

Подпись к фото: Гости школьного музея: ветераны ВОВ Парамошина А.В., Парамошин С.М.,Филаретов Ф.С., методист Кокарева Т.И.

Все права защищены; 2020 Дрезна-истоки