Дрезна-истоки

ИСТОРИЯ РОДНОГО КРАЯ

ДРЕЗНА-ИСТОКИ

Выборы 1917 года – в земство и Учредительное собрание.

А. В. Козлов

Изменения государственного строя в России в 1917 году

В конце февраля – начале марта 1917 года в Российской империи произошла революция, итогом которой стало свержение монархии и установление в России республиканского строя. Предпосылки революции были многочисленны и касались практически всех сфер общественной жизни; достаточно лишь сказать, что в оппозицию к императору Николаю II встали отнюдь не только леворадикальные партии, но практически вся интеллигенция, промышленные круги, даже высший генералитет и ближайшие родственники царя – великие князья. Единодушным поначалу было лишь требование ограничения самодержавия, то есть введения конституции и «ответственного правительства» (назначаемого не монархом, а Думой, и ей подотчетного). Однако  Николай II (очевидно, не понимая ситуации, всей глубины пропасти, отделившей его личные жизненные представления от стремлений народа России) отказался наотрез от идеи конституционной монархии и сделал попытку подавить «беспорядки» вооруженной силой. Это, однако, не удалось – практически вся армия, начиная от главнокомандующих фронтами и до простых солдат, встала на сторону революции. И теперь уже требованием стало полное отречение Николая от царского трона.

Тем временем, поскольку существующий Совет Министров самоустранился от какой-либо деятельности, Государственная Дума при участии Петроградского совета сформировала в восставшем Петрограде Временное правительство. «Временным» оно называлось потому, что новая форма государственного устройства России считалась покамест «непредрешенной» и должна была быть определена Учредительным собранием, избранным посредством всенародного голосования.

Николай II поступил несколько неожиданно для революционеров – он сделал попытку сохранить монархический строй, отрекся от трона за себя и своего сына, но передал право наследования своему брату, провозгласив того императором Михаилом Вторым. Однако же Михаил Александрович, находясь в Петрограде и зная, что требования конституции и «ответственного министерства» давно уже переросли в лозунги «долой династию», «долой Романовых», престол не принял. В своем манифесте он заявил, что готов быть монархом лишь в том случае, если на то будет воля народа:

«Одушевленный единою со всем народом мыслию, что выше всего благо Родины нашей, принял я твёрдое решение в том случае восприять Верховную власть, если такова будет воля великого народа нашего, которому надлежит всенародным голосованием, чрез представителей своих в Учредительном собрании, установить образ правления и новые основные законы Государства Российского.

Посему, призывая благословение Божие, прошу всех граждан Державы Российской подчиниться Временному правительству, по почину Государственной Думы возникшему и облеченному всею полнотою власти, впредь до того, как созванное в возможно кратчайший срок на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования Учредительное собрание своим решением об образе правления выразит волю народа.»

Формулировка о «всеобщем, прямом, равном и тайном голосовании» особенно рассердила Николая II – «Бог знает, кто надоумил его подписать такую гадость!», записал он в своем дневнике.

Итак, Временному правительству предстояло организовать выборы в Учредительное собрание, которое бы и выработало новые основы государственного устройства России. Сделать это следовало как можно скорее, особенно учитывая недостаточную прочность положения самого Временного правительства – в Петрограде и по всей стране стихийно возникали советы рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, которые также претендовали на власть, справедливо заявляя, что именно они представляют народ, широкие слои населения, а отнюдь не «министры-капиталисты», назначенные еще царского созыва Думой. Однако, вопреки ожиданиям, Временное правительство не торопилось проводить выборы, и в итоге за восемь месяцев своего существования провести их так и не смогло. Правда, 25 марта было принято решение о необходимости образовать Особое совещание, которое бы подготовило законопроект – Положение о выборах в Учредительное собрание. Однако состав этого совещания формировали очень долго, и только 25 мая 1917 года, оно приступило к работе. Лишь в июне (спустя три с лишним месяца после революции) Временное правительство назвало дату проведения выборов – 17 сентября 1917. Однако уже 9 августа Временное правительство объявило, что выборы переносятся на 12 ноября. Окончательный проект Положения был опубликован 21 сентября, однако в результате Октябрьской революции Временное правительство было низложено, так что выборы и созыв Учредительного собрания проводились уже под эгидой новой власти – Совета народных комиссаров.

В целом новый избирательный закон был очень прогрессивным не только по российским меркам, но даже и по мировым. Так, избирательные права были предоставлены женщинам и военнослужащим, был установлен низкий для того времени минимальный возраст избирателей – 20 лет (даже в странах, имеющих давние традиции парламентаризма и демократии, таких, как США, Великобритания, Франция возрастной ценз был установлен в 21 год, а в Германии, Нидерландах и др. даже 25 лет). Были полностью устранены такие «привычные» для царской России ограничения, как имущественный ценз, ограничения по признакам  грамотности, национальности,  вероисповеданию, оседлости. Что касается женщин, это был случай вообще выдающийся в мировой практике, на тот момент страны, в которых женщинам были предоставлены равные с мужчинами избирательные права, можно было перечесть по пальцам – Финляндия, Дания, Норвегия, Исландия, Новая Зеландия и Австралия.

  • Что такое земство?

Как уже было сказано, с выборами в Учредительное собрание Временное правительство России не особенно спешило, но зато провело другие выборы – в земство.

Земством назывались выборные органы местного самоуправления – уездные и губернские земские собрания и управы. Введены они были в России в 1864 году, в комплексе реформ Александра II.

Нельзя сказать, что это были полноценные органы местной власти – возможности как-либо влиять на политическую жизнь страны они были лишены, их деятельность сводилась к хозяйственной: устройство дорог и мостов, начальных школ, благотворительность, медицинская и агрономическая помощь населению.

Не ставилась цель и создать подлинно народное местное самоуправление – как выразился тогдашний министр внутренних дел граф Ланской, необходимо было «вознаградить дворян за потерю помещичьей власти», предоставив им главенствующую роль в местных администрациях. В связи с этим голосовать и быть избранными в земские собрания и управы могли отнюдь не все и не в равной пропорции – избиратели делились по «куриям» (отдельно выбирали своих представителей землевладельцы, промышленники и прочие), устанавливались высокие имущественные цензы. В законе скрупулезно перечислялось, какое количество земли, доходы, недвижимость нужно иметь, чтобы получить право голоса или быть избранным. Для лиц, обладающих крупным имуществом, предусматривались максимальные льготы. Здесь имели право голоса и женщины, и даже дети. Единственно, женщины и лица до 25 лет голосовали не лично, а должны были передоверить свое право голоса. Таким полным избирательным цензом обладали лишь 55 тыс. человек во всей России.

Две категории населения участвовать в земских выборах не могли вообще: это рабочие (нет имущества – нет и избирательных прав), а также евреи (будь они хоть миллионерами).

Что касается основной массы населения (крестьян), для них имущественных ограничений не было, но зато выборы были многоступенчатыми. Сначала на сходах сельских обществ крестьяне (причем только главы семейств – домохозяева) выбирали представителей на волостной сход, а тот уже выбирал одного кандидата в «гласные» от каждой волости (в Богородском уезде волость состояла из 15-20 деревень, около 10 тысяч человек населения). Затем из этих кандидатов губернатор выбирал установленное число гласных в уездное земское собрание. Таким порядком по итогам первых выборов (1865 г.)  Богородское уездное земское собрание составили 44 человека, из них:

— дворян (их в уезде насчитывалось всего несколько десятков) – 12 человек,

— купцов, промышленников и почетных граждан (несколько сот) – 12,

— священников (также несколько сот) – 2,

— крестьян (около 70 тыс., считая только мужчин) – 18.

 В состав же губернского земского собрания было избрано от уезда 7 человек, из них 5 дворян, а от крестьян и промышленников всего по одному.

            В 1892 году, в ходе «контрреформ» Александра III, избирательное законодательство было «исправлено» еще более в сторону дворян и крупных владельцев – так, в 1894 году в Богородское уездное земство было допущено всего 6 крестьян, то есть один «гласный» представлял три волости!

  • Земство и Временное правительство, выборы 1917 года

Временное правительство, придя к власти в ходе Февральской революции 1917 года, сразу же постаралось установить свою власть и «на местах». Уже 3 марта 1917 года Временное правительство опубликовало декларацию, провозглашающую новый принцип формирования земских представительных органов – на основе всеобщего равного избирательного права, без каких-либо сословных, национальных и имущественных ограничений. На следующий день было отдано распоряжение об отстранении от власти царских чиновников – губернаторов, вице-губернаторов и уездных исправников, их обязанности были временно переданы председателям губернских и уездных земских управ, с присвоением им наименования «комиссаров Временного правительства». В ведение земских органов  передавалась полиция, которую надлежало переформировать в милицию.

Структура земства в целом осталась прежней, однако полномочия земских и городских органов самоуправления значительно расширились, дополнительно были учреждены волостные земские собрания и управы. Законы о выборах в земство были опубликованы Временным правительством 21 мая 1917 года; провести выборы предполагалось в двух-трехнедельный срок. Однако на практике, в условиях революционного хаоса, это оказалось невозможно, выборы в земство растянулись с июня 1917 по февраль 1918 года.

Тем временем, пока Временное правительство медлило, в городах и волостях развили бурную деятельность революционные партии, в первую очередь социал-демократического толка (эсеры, большевики, меньшевики и др.), которые оперативно начали проводить выборы в местные Советы. Особенно активно этот процесс шел в фабричных поселках – ведь во времена царизма участие рабочих в выборном процессе вообще не предусматривалось. Так, уже 5-6 марта прошли выборы в Дрезне, причем не только в местный поселковый совет, но и в Орехово-Зуевский. Орехово-Зуево на тот период вообще не являлось (или, вернее сказать, не считалось) единым населенным пунктом, формально представляя собой села Зуево, Орехово и поселок (прежде погост) Никольский. Именно избранный 19 марта 1917 г. Совет рабочих депутатов потребовал объединить Зуево, Орехово и Никольский в единый населенный пункт, и 3 июня 1917 г. Временное правительство удовлетворило это обращение, объявив о создании нового города – Орехово-Зуево.

Выборы в земство в Богородском уезде проходили в середине сентября. Документы по выборам в волостные земские собрания Богородского уезда в архивах сохранились лишь частично, подробно освещать их мы не будем. Отметим лишь, что выборы этого уровня стали определенным разочарованием для крестьянства. Они полагали, что все вопросы на уровне волости будут решать исключительно они, крестьяне-общинники (другие сословия прежде в сельских и волостных сходах участвовать не могли). Однако по новому, демократическому закону право голосовать и избираться получили все лица старше 20 лет, проживающие на территории волости, причем не только общинники и крестьяне, вышедшие из общин (хуторяне и «отрубщики»), но также торговцы, священнослужители, промышленники, рабочие и т.д.. Так, например, в Теренинской волости к 4663 зарегистрированным избирателям-крестьянам добавлялось 1396 человек рабочих и служащих только от фабрики Зимина, плюс обитатели фабрично-станционного поселка Дрезна (имевшего в 1917 году почти 3 тыс. чел. населения), а также Пятницкого и Никитского погостов,. Схожая картина наблюдалась в Шаловской и Карповской волостях. В Зуевской волости и вовсе при 2398 человек «приписного» крестьянского населения, из которых должно было быть 1300-1400 человек, достигших 21 года, оказалось 4500 зарегистрированных избирателей. Перекос в пользу «посторонних» здесь мог быть и больше – ведь население села Зуева вместе с рабочими, служащими, торговцами и проч. составляло более 22 тысяч. Однако, как упоминалось выше, в июне 1917 появился новый город – Орехово-Зуево. До этого село Зуево относилось к Богородскому уезду Московской губернии, а Орехово и поселок при Никольском погосте – к Покровскому уезду Владимирской губернии, поэтому на момент выборов в земство Орехово-Зуево оказался, так сказать, «вольным городом» на границе двух губерний и в выборах по Богородскому уезду не участвовал.

Выборы в Богородское Уездное Земское собрание проводились по трем округам: по «внегородскому» округу (сельские местности уезда) избиралось 45 гласных, т.е. депутатов, от города Богородска – 8, от Павловского Посада – 3 гласных. В ЦИАМ сохранилось немало документов, относящихся к этим выборам и могущих представлять интерес для краеведов и генеалогов: списки избирателей и кандидатов, протоколы избирательных комиссий всех уровней.

(Фото 1: Протоколы сельских участковых избирательных комиссий. ЦИАМ, ф. 2336, опись 1, дд. 1-170)

Выдвигать на выборы 1917 года свои списки кандидатов могли не только политические партии, но и любые объединения граждан, собравшие необходимое число подписей в поддержку своего списка.

(Фото 2: Листовка со списками кандидатов по городскому округу Павловский посад. ЦИАМ, ф. 2336, опись 1, д. 166)

Прежде чем перейти к итогам выборов, приведем организации, выдвинувшие списки своих кандидатов.

Округ г. Богородск (8 мандатов в уездное Собрание):

Список №1 – от Богородско-Глуховской организации РСДРП (большевиков)

№2 – Интеллигентской Трудовой Группы

№3 – РСДРП объединившихся социал-демократов (меньшевиков, объединенцев, бундовцев)

№4 – ПСР (Партия Социалистов-революционеров, «эсеры»).

Округ г. Павловский посад (3 мандата):

№1 – Общество домовладельцев Павловского посада

№2 – РСДРП (б)

№3 – ПНС (Партия Народной Свободы, она же Конституционно-демократическая, «кадеты»)

№4 – Объединившиеся социал-демократы.

Внегородской округ:

№1 – РСДРП (б)

№2 – от Богородского Совета крестьянских депутатов

№3 – ПСР

№4 – от Зуевско-Дрезненского Продовольственного комитета, Зуевского Ссудо-сберегательного товарищества, крестьян и фабричных рабочих Зуевской и Теренинской волостей

№5 – РСДРП объединившихся социал-демократов (меньшевиков и объединенцев).

В списке кандидатов отБогородского Совета крестьянских депутатов присутствовали, конечно же, не только крестьяне. Всего в списке – 41 человек, из них род занятий «земледелец» указан у 28, кроме того, в списке пять торговцев и пять служащих, а также земский врач, один рабочий и один «кооператор».

(Фото 3: Список кандидатов от Совета крестьянских депутатов. ЦИАМ, ф. 2336, опись 1, д. 172)

В г. Богородске явка на выборах составила 32,7%, голоса избирателей распределились следующим образом: РСДРП (б) набрала 70% (что дало ей 5 мандатов в уездное Собрание), другие фракции РСДРП – 20,6% (2 мандата), «трудовики» – 8,1% (1 мандат), ПСР – 1,3% (не прошли в Собрание).

Практически так же выглядели итоги выборов и в Павловском посаде, все 3 мандата здесь достались представителям фракций РСДРП – 2 большевикам и 1 большевикам.

Гораздо более интересными оказались итоги выборов по Внегородскому округу; мы свели их в две диаграммы (составлены по данным: ЦИАМ ф.2336 оп.1 ед. 166, 169 ).

В целом по округу явка составила чуть меньше 30%, однако легко заметить, что в разных районах уезда активность избирателей отличалась весьма сильно.

Рекордную для уезда явку в 48,6% продемонстрировала Теренинская волость, Зуевская и Гребневская показали около 42%. Впрочем, такая политическая активность Теренинской и Зуевской волостей не слишком удивляет, если учесть, что они даже выдвинули на выборы собственный список кандидатов (№4). Забегая вперед, скажем, что в Зуевской волости 63,5% избирателей проголосовало именно за этот список, а вот в Теренинской он получил лишь 4,4%, в соседней Игнатьевской – 7,7%, в остальных волостях за него проголосовали единицы.

В то же время, волости юго-восточной части уезда голосовали очень вяло – так, в Беззубовской, Карповской и Запонорской волостях была зафиксирована явка на уровне 12-15%. В этом регионе сработала агитация и партийная дисциплина партии СР – здесь в некоторых волостях они получили абсолютное большинство голосов (75-82%); впрочем, ввиду малого числа голосовавших здесь, в масштабах всего уезда это принесло эсерам лишь 2-3 дополнительных мандата.

Диаграмма 1: Явка на выборах по внегородскому округу. Размер кругов пропорционален общему числу избирателей по волостям.

Диаграмма 2: Процент голосов, полученный по волостям. Размер кругов пропорционален общему числу голосовавших по волостям.

В целом по Внегородскому округу ни один из списков не получил большинства; голоса распределились следующим образом:

Список Совета крестьянских депутатов – 35,25% (что дало 16 депутатских мандатов)

РСДРП(б) – 33,12% (15 мандатов)

ПСР – 24,34% (11 мандатов)

Список №4 (Зуевско-Дрезненский) – 4,08% (2 мандата)

РСДРП (мен. и объед.) – 1,15% (1 мандат)

Таким образом, с учетом выборов по городским округам, в число 56 избранных гласных Богородского уездного земского собрания вошли 22 большевика и 4 представителя других фракций РСДРП, 16 человек от Совета крестьянских депутатов, 11 эсеров, 2 человека из Зуевско-Дрезненского списка и один от «интеллигентов-трудовиков».

Просуществовали земские органы власти образца 1917 года недолго, после октября власть полностью перешла к советам разных уровней.

  • Выборы 1917 года в Учредительное собрание

Теперь вернемся к выборам в Учредительное собрание.

Согласно утвержденному сентябрьскому Положению, выборы проводились в 81 избирательном округе. Судя по сохранившимся сводкам, в назначенный день, 12 ноября, голосование началось в 46 округах, впрочем, в некоторых из них этот процесс оказался растянут на несколько недель. Еще в  20 округах голосование началось лишь во второй половине ноября, в 12 округах было отложено на декабрь 1917 и январь 1918. По 3 округам Комиссия в итоге вообще не получила сведений.

Отношение населения к выборам в Учредительное собрание оказалось весьма и весьма противоречивым. В одних регионах они проходили с большим энтузиазмом, в воспоминаниях и СМИ тех времен можно встретить такие свидетельства:

 «В ряде мест перед началом выборов служились молебны, в русской деревне мужики на выборы шли в совершенно необычном настроении, как будто для какого-то святого таинства» («Дело народа», 1917, № 242);

«В то время как при выборах в волостные земства наблюдался полный индифферентизм, выборы в Учредительное собрание прошли с необычайным энтузиазмом. К урнам на руках приносили больных стариков, старух и слепых» («Воля народа», 1917, № 187, 7 декабря);

 «День выборов в деревнях и провинциальных городах был днем праздника и гражданского торжества. Далеко разносился церковный благовест, и, опуская свою избирательную записку в ящик, крестьяне часто осеняли себя крестным знамением» (воспоминания М. Вишняка);

 «Настроение в день выборов было приподнятое. Рабочие шли к участкам с песнями, целыми вереницами, по дороге останавливаясь послушать агитаторов», и т.д.

В то же время в других регионах выборы проходили «крайне вяло» (Новочеркасск, Тула, Одесса), «при самой будничной обстановке» (Воронеж).  

«Об Учредительном собрании говорят с необычайной тоской и, главное, неверием в него…

В атмосфере мрака и отчаяния происходят выборы в Учредительное собрание: и в этом весь ужас нашего положения» («Дело народа», 1917, 11 ноября).

Сами выборы тоже проходили весьма сумбурно, что неудивительно, принимая во внимание октябрьские события 1917 года. Проведением выборов занималась Всероссийская комиссия по делам о выборах в Учредительное Собрание, состав которой был сформирован в июле-августе; Совнарком получил полный контроль над деятельностью комиссии лишь 30 ноября 1917 года, когда выборы фактически уже были проведены. Подобным же образом обстояли дела в местных избирательных комиссиях.

Система голосования была сама по себе несложной – от избирателя не требовалось ничего писать в бюллетенях, отмечать или вычеркивать тех или иных кандидатов. Он должен был лишь взять отпечатанный список кандидатов одной из партий или объединений, положить его в конверт и передать сотруднику избирательной комиссии, а тот на глазах избирателя опускал конверт в опечатанный ящик. Однако далеко не везде крестьян оповестили о порядке голосования. Сплошь и рядом между избирателями и комиссиями возникали недоразумения. В некоторых волостях  крестьяне полагали, что явиться на выборы и голосовать следует только «хозяину», т.е. главе семейства. Кое-где, как и до этого на земских выборах, имели место «пережитки» – сельские сходы издавали (в нарушение закона) «приговоры» о том, что женщин следует исключить из списка избирателей. Где-то, наоборот, крестьяне и рабочие, явившись на выборы, не обнаруживали себя в списках избирателей.

Помимо этих казусов, в ходе выборов допускались и многочисленные нарушения. В ход пошло всё – от запугивания и покупки голосов (в иных случаях всего за 2-3 копейки) до банального обмана избирателей, используя неграмотность большинства крестьян. Так, во многих волостях, уездах и губерниях члены комиссий выдавали избирателям только «свой» список (от партии КД либо СР), делая вид, что никаких других списков вообще не существует. Или же, как вариант – запрошенный избирателем список выдавали только грамотным, неграмотных же снабжали кадетским либо эсеровским списком.

 «В Медвежьей волости крестьянам выдавался на руки кадетский список № 1. На просьбы выдать список большевиков (№ 6) председатель избирательного комитета заявил, что этот список изорвали дети» («Деревенская беднота», 1917, № 44, 3/16 декабря).

Подобные злоупотребления имели место отнюдь не только в «захолустных» губерниях, но и в столичных регионах.

«Комитет волости Гатчинско-Царскосельского уезда Петроградской губернии состоит из меньшевиков и эсеров, которые, пользуясь неграмотностью людей, заставили их голосовать за их списки. В Олонецкой губернии Петрозаводского уезда и в деревне Могильники население голосовало только за 2 списка. Других списков не было» («Солдатская правда», 1918, 4 января). Изучая результаты выборов, можно убедиться, что это отнюдь не пустые слова – даже в городах Олонецкой губернии, Петрозаводске и Лодейном Поле, все голоса разделили между собой лишь две партии – СР и кадеты, за другие списки не проголосовал никто. В городе Радомысль Киевской губернии все 100% избирателей якобы отдали голоса за список партии РСДРП(м) – удивительный результат, учитывая тот факт, что в целом, как по стране, так и по Киевской губернии, меньшевики потерпели сокрушительное поражение, не набрав и 3% голосов.

Имели место и ситуации в какой-то мере анекдотические. В Кодинской волости Зубцовского уезда Тверской губернии представители эсеров вели весьма оригинальную предвыборную агитацию: зачитывали крестьянам программу большевиков, а голосовать предлагали за партию СР, утверждая, что это их программа («Деревенская беднота», 1917, № 75, 13 декабря).

  • Итоги выборов и дальнейшая судьба Учредительного собрания

Что касается Богородского уезда, здесь, как и в целом по Московской губернии, большевики одержали вполне убедительную победу. Итоги по городам (результаты прочих партий, набравших менее 4% голосов, здесь не приведены):

— Богородск: РСДРП(б) – 66,88%, КДП – 12,73%, РСДРП(м) – 6,93%, ПСР – 6,46%

— Павловский Посад: РСДРП(б) – 50,7%, КДП – 25,32%, РСДРП(м) – 10,89%

— Орехово-Зуево: РСДРП(б) – 77,12%, РСДРП(м) – 4,61%, ПСР – 4,07%

Тем не менее, в целом по России победа досталась эсерам (ПСР, Партия социалистов-революционеров), которые набрали очень много голосов в непромышленных, но густонаселенных регионах. Например, СР получили 56-57% голосов в округах Самарском, Саратовском, Вятском, а в Тамбовском, Харьковском, Воронежском, Курском – от 70 до 82%. Такой успех был неслучайным. На момент Февральской революции ПСР была крупнейшей по численности политической партией. Важнейшие пункты эсеровской программы совпадали с большевистскими –  немедленная передача земли крестьянам, немедленный выход из войны, социалистический путь России.

Однако же вскоре после победы Февральской революции руководство ПСР начало колебаться, утверждая, что к социалистической революции Россия еще «не готова», а потому надо укреплять Временное правительство, идя на сотрудничество с промышленной буржуазией. Эсеры вошли в это правительство в качестве министров, приняли в свои ряды Керенского. За этим последовали и другие отступления от программы – поддержка решения продолжать войну, а посему и решение земельного вопроса отложить на неопределенный срок, до конца войны.

Часть эсеров восприняла это как предательство идеалов ради карьеры, в партии возник раскол – появилась называемая «левая оппозиция», требовавшая прекратить сотрудничество с Временным правительством и немедленно приступить к реализации партийной программы. Левые эсеры тесно сотрудничали с большевиками в создании советов, активно поддержали октябрьское восстание.

Тем не менее, формально ПСР оставалась единой, списки кандидатов от партии в Учредительное собрание были общими (вот только левые эсеры были помещены в конец списка). В результате получилось так, что крестьянство, массово голосовавшее за агитацию и программу левых эсеров, на самом деле провело в УС правых эсеров. В сумме ПСР получила на выборах 40% голосов, большевики – 24%.

К объявленному сроку начала работы Учредительного собрания – 28 ноября –было выбрано лишь около 300 депутатов (из 707 предполагаемых), зарегистрировано 173, а прибыло в Петроград лишь 50. Совнарком принял решение перенести открытие Собрания на 5 января 1918 года. В этот день в Таврическом дворце в Петрограде состоялось первое (и последнее) заседание Учредительного Собрания. Присутствовало 410 депутатов; от большевиков и левых эсеров было 155 делегатов, большинство же имели правые эсеры и примкнувшие к ним (с позиции «против советов») кадеты, меньшевики, националисты.

С самого начала стало ясно, что правые эсеры и их союзники делают ставку на Учредительное Собрание как способ «перехватить» власть у советов, не желая признавать сложившиеся после октября реалии. Так, предложенную большевиками и левыми эсерами «Декларацию прав трудящегося народа», 1-й пункт которой объявлял Россию «Республикой Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов», отказались даже обсуждать. До глубокой ночи продолжались прения, в которых звучали, главным образом, взаимные обвинения в попытках захвата власти. Наконец, в третьем часу ночи фракция большевиков заявила, что покидает Собрание, поскольку «Прения в течение целого дня показали воочию, что партия правых с.-р., как и при Керенском, кормит народ посулами, на словах обещает ему все и вся, но на деле решила бороться против рабочих, крестьянских и солдатских Советов, против социалистических мер, против перехода земель и всего инвентаря без выкупа крестьянам, против национализации банков, против аннулирования государственных долгов». Вскоре заседание покинули и левые эсеры. После этого оставшиеся (уже не имея кворума) заседали до пяти утра. На следующий день ВЦИК принял декрет о роспуске Учредительного собрания. 18 января III Всероссийский Съезд Советов одобрил этот декрет и постановил устранить из всех ранее принятых законов фразы «впредь до созыва Учредительного собрания».

Дальнейшая судьба членов Учредительного собрания сложилась по-разному. Примерно треть из них стала полномочными делегатами Третьего Всероссийского съезда Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, в состав новоизбранного ВЦИК вошло около 60 членов УС.

Многие другие, в первую очередь правые эсеры и кадеты, разъехались по всей России, организуя разнообразные «временные правительства» (КОМУЧ, Уфимская Директория, Съезд членов Всероссийского Учредительного собрания и др.),  которые, в союзе с формирующимися белогвардейскими объединениями, встали на путь вооруженной борьбы с советской республикой.

Далее сбылось то, о чем говорили большевики на первом и единственном заседании УС – эсеры и кадеты попытались «угодить и нашим, и вашим». Прикрываясь красным знаменем с лозунгом «Власть народу – власть Учредительному собранию», они, однако же, сразу отменили все советские декреты, провозгласили свободу частного предпринимательства, восстановили земства, городские думы и другие досоветские учреждения. Затем возвратили заводы, фабрики и банки их прежним владельцам. Колеблясь между «красной» и «белой» идеологией, «учредиловцы» то во всеуслышание заявляли о намерении национализировать землю, то, наоборот, требовали от крестьян вернуть землю и даже «компенсировать убытки»  помещикам. От слов о свободе и демократии их «правительства» вскоре перешли к политике массовых репрессий и расстрелов, поскольку рабочие и крестьяне «почему-то» массово отказывались вступать в белогвардейские армии и воевать против большевиков. С другой стороны, и белогвардейское офицерство относилось к  «учредиловцам» с подозрением, а то и с презрением.

Попытка самопровозглашенных правительств объединиться и добиться статуса всероссийской власти закончилась установлением диктатуры адмирала Колчака, который разогнал и запретил все эти учреждения. Что же касается самих эсеров-учредиловцев, одни из них были колчаковцами казнены, другие брошены в тюрьмы или высланы  из страны. По выражению историка Г. Иоффе, «Такова была трагедия «демократической контрреволюции»: по существу она сама вложила топор в руки своего будущего палача». На юге оставался еще КОМУЧ в Екатеринодаре, но и его  постигла аналогичная судьба – он был разгромлен генералом Деникиным.

Источники:

1.Сайт википедия;
2. Каргалов В. И. Земства России с февраля 1917 г. до завершения их деятельности, февраль 1917 г. — июль 1918 г. : диссертация … кандидата исторических наук : 07.00.02.- Оренбург, 2000.- 141 с.: ил. РГБ ОД, 61 01-7/634-3
3. Кукушкин Ю.С., Тимофеев Н.С.. Самоуправление крестьян России. М.: Изд-во МГУ, 2004
4. Веденеев Ю. А. и др.. Очерки по истории выборов и избирательного права: Учебное пособие. — Калуга: Калужский обл. фонд возрождения историко- культурных и духовных традиций «Символ». — 692 е. 2002
5. 1917 год. Петроград. Москва. Богородск. Хроника событий. Автор-сост. Е. Маслов. – Черноголовка, «Богородский печатник», 2017, 122 с.
6. Сведения о селениях и жителях Московской губернии. [Ч.] 1. Богородский уезд. — М., 1873. — 351 с. : табл.
7. Россия. Учредительное собрание. Учредительное собрание : стенографический отчет : [5-6 января 1918 г.] / печ. по распоряжению пред. Учредительного собр. — Пг. : Тип. аренд. акц. о-во Дом печати, 1918. — 100 с.
8. Справочная книжка Московской губернии : (описание уездов) / сост. по офиц. сведениям управляющим Канцеляриею московского губернатора А. П. Шрамченко. — Москва : Губ. тип., 1890. — [6], X, 420 с. ; 23 см .
9. Списки населенных мест Российской империи, составленные и издаваемые Центральным статистическим комитетом Министерства внутренних дел : [По сведениям 1859]. — СПб. : изд. Центр. стат. ком. Мин. внутр. дел, 1861-1885. Вып. 24 : Московская губерния / Обраб. ст. ред. Е. Огородниковым. — 1862. — XXIV, 240 с.

10. ЦИАМ ф.2336 оп.1 — Богородский уездный избирательный комитет по выборам в земство 1917 г.
11. ЦИАМ ф.2337 оп.1 — Богородская уездная по делам о выборах в Учредительное собрание комиссия

Все права защищены; 2019 Дрезна-истоки