Дрезна-истоки

ИСТОРИЯ РОДНОГО КРАЯ

ДРЕЗНА-ИСТОКИ

Самые ранние сведения о заселении юго-востока Вохны, первые сведения о деревнях и погостах, об источниках информации.

М. В. Аникина

Следы древнейших поселений

         В издании «Археологическая карта Московской области», часть 3, 1996 г. можно найти интереснейшую информацию об объектах археологического наследия нашего края. Ограничимся описанием памятников, располагающихся в округе г. Дрезна.

  • Язвицкая Гора.

В 1978 году Жилин Михаил Геннадьевич описал  4 стоянки, которые по не совсем понятным причинам назвали «Язвицкой горой». Согласно описанию местоположения, Язвицкая гора находится в центральной части северного берега Малиновского озера. Находки были отнесены к периоду мезолита и неолита. Стоянка 1: кремневые концевой скребок-нож, резцы, отщепы и пластины. Стоянка 2: кремневые черешковый наконечник стрелы на пластине, нуклеус, отщепы и пластины. Стоянка 3: кремневые отщепы, вкладыши, резцы, обломок скребка с округлым лезвием. Стоянка 4: кремневые боковые и угловые резцы, вкладыши на пластинах, отщепы и пластины. К сожалению, нет никаких данных ни о ходе работ, ни о судьбе находок. Возможно, однажды местные краеведы смогут плодотворно поработать с Институтом Археологии или с его сотрудником — Жилиным Михаилом Геннадьевичем для того, чтобы получить более подробную информацию о стоянках в Павлово-Посадском и Орехово-Зуевском районах и, в частности, на Малиновском озере.

  • Назарьево. Стоянка Гридино.

Датируется неолитом. Местоположение – 1,5 км к северо-востоку от д. Назарьево и 0,9 км к северо-северо-западу от деревни Гридино, на правом берегу р. Клязьма, у грунтовой дороги. Находки: керамика лепная с примесями дресвы в глиняном тесте, орнаментированная преимущественно округлой ямкой с коническим дном, а также оттисками гребенчатого и полулунного штампов, льяловской культуры. Найдены также кремневые ножи, скребки, обломок наконечника дротика, шлифованное тесло с округлым обушком, ножевидные пластины, отщепы. Зафиксированы яма и остатки кострища. Отнесена к раннему этапу развития льяловской культуры. Исследовано Раушенбах В.М. 1953 г.

На стр. 62 издания имеется рисунок некоторых находок.

  • Саурово. Селище (между с. Саурово и д. Гридино), 11-13 вв.

Местоположение: 1,6 км к востоку-юго-востоку от с. Саурово, у грунтовой дороги в деревню Гридино, мыс правого берега реки Клязьма, у ручья. Согласно карте, находится приблизительно в километре к западу от вышеописанного памятника (2). Находки: керамика гончарная, древнерусская, большое количество керамических сопел, огарышей, кусков железной руды, шлаков, прокаленной глины. К югу и юго-западу от селища зафиксированы четыре оплывшие ямы диаметром 3-4 м, глубиной до 0,5 м, в стенках которых найдены шлаки и огарыши, а на краю одной из них – обломки сопел. Селище может интерпретироваться как один из местных центров металлургического производства.

  • Также в данном выпуске описаны несколько стоянок к востоку и юго-востоку от с. Саурово, датированные неолитом и мезолитом и грунтовый могильник. В описании двух  из них содержится информация о том, что они исследованы Жилиным М.Г.  Грунтовый могильник, описан Розефельдтом А.А, 1988 г., представлен находками фатьяновской культуры.
  • Гридино, селище, 11-13, 14-17 вв.

Северная окраина деревни, 0,5 км от русла Клязьмы. Керамика гончарная, древнерусская и позднесредневековая.

  • Логиново, курган.

Располагался близ селения, на левом берегу р. Дрезна. По сведениям М.А. Саблина 2-ой половины 19 в.

  • Гридино, курган.

Расположен близ деревни. По данным  М.А. Саблина конца 19 в., повторенным С.К. Богоявленским.

  • Савостьяново. Курганный могильник.

Недалеко от селения, на правом берегу р. Дрезна. Пять насыпей удлиненной формы высотой 0,6- 0,8 м, размерами в основании 4-6 м, располагающихся на высоте 3 м над рекой.

Что скрывается в недрах этих курганов, и каким периодом могут датироваться предполагаемые находки? Исследованные  курганы в Московской и в соседних областях соответствуют очень широкому временному диапазону: от бронзового века до позднего средневековья, однако чаще всего подобные могильники специалисты датируют  XI-XIII вв., и относят к культуре вятичей или кривичей. Одни курганы поражают изобилием находок, в других же – не находят совсем ничего. Остается надеяться, что однажды археологи раскроют тайну Савостьяновских курганов и местная история пополнится сведениями раннего периода заселения территории района.

Волость Вохна. Источники домонастырского и начала монастырского периода.

Жалованные, купчие, оброчные, межевые, прочие грамоты и писцовые книги «домонастырского» периода

Первое упоминание о волости Вохна встречается в духовной грамоте Ивана Калиты и относится к 1339 году. По этому завещанию Калита передал Вохну своему сыну Ивану Ивановичу (Красному). Тот, в свою очередь, также завещал волость сыну – Дмитрию Донскому. Затем Вохна переходила по наследству к следующим Великим Князьям, пока Иван III не передал ее младшему сыну Андрею, князю Старицкому. От него Вохну унаследовал Владимир Андреевич Старицкий, от которого волость перешла вновь в великокняжеское владение – Ивану Васильевичу Грозному. К сожалению, в этих дошедших до нас этих старинных документах не содержится подробной информации о деревнях и населении. Уточнения в духовных и жалованных грамотах обычно содержали такого рода текст: волость с селами и с приселками, с деревнями, с починками, с оброчными землями, с пашнями, с покосами, с реками, с озерами, с рыбными ловлями и т.д., и «со всем, что исстари к волости потягло». Поэтому не представляется возможным из подобных источников установить, сколько и какие именно населенные пункты существовали в волости в столь давние времена. Остается полагать, что крестьянские поселения основывались по берегам рек и речушек, а в условиях болотистой местности — на возвышенностях, а жители этих деревень и починков имели давнюю родственную и культурную взаимосвязь.

Тем не менее, иногда изучение грамот позволяет выявить самое раннее упоминание о той или иной деревне.  Так, в оброчной грамоте крестьянам Вохонской волости бобровничей полусохи от 1561 года говорится о девяти деревнях, в том числе Ковригино, Саурово, Демидово. [ААЭ, том 1, №256, стр279]

Но можем ли мы утверждать, что и в «домонастырский»  период  земля современных «наших» деревень относилась к волости Вохне?

Подсказку нам даст разъезжая грамота А. Ф. Наумова, написанная на рубеже XV-XVI веков: «Волости Вохне з другую сторону рубеж с Володимерскою волостью с Сенгом от реки от Клязьмы речкою Дроздною вверх до речки до Березовки, да из речки из Дроздны налево в речку в Березовку, да речкою Березовкою вверх, да прошед Вохонскую деревню Березовку, из речки из Березовки  налево в верховье Березовки в перевесье в Сметьевское». [АФЗиХ ч.1, №217, стр. 191-192] То есть, часть межи Владимерской Сенежской волости и Вохонской волости проходила по речке Березовке, у которой находилась вохонская деревня Березовка; некоторые исследователи даже указывают год этой разъезжей грамоты — 1504. В любом случае, пожалуй, это самое раннее упоминание в исследованных автором документах о какой-либо из вохонских деревень. Но данный исторический документ всё же не позволяет придать этому селению, деревне Березовке, статус «самой первой известной вохонской деревни», поскольку вскоре (до 1585 г.) значительная часть территории у реки Березовки окажется в Куньевской волости, поэтому неясно, можно ли деревню Березовку считать «вохонской», да и сама деревня Березовка с тех пор более нигде не упоминается.

Однако разъезжая грамота дает ясное понимание того, что на рубеже XV-XVI веков земля современных деревень Горбачихи, Кишнево, Юркино,  Пятницкого погоста и далее к западу, в том числе и Савостьяновская земля, относились к волости Вохне.

С XV века в Российском государстве получают распространение писцовые книги. По своей сути эти книги являлись хозяйственными документами, содержавшими информацию о том, кому принадлежат села и деревни, включавшими описание земель, перечисление церковных строений, крестьянских дворов с именем хозяина, угодий, промыслов,  с целью налогообложения (до 1646 года), и перечисление всех крестьян мужского пола (с 1646 года).  Далеко не все писцовые книги сохранились; о самых старинных мы узнаем лишь из других источников, например, в меновой грамоте Ивана Грозного от 1566 года, содержится упоминание о такой книге 1520 года: «Да по книгам письма князя Андрея Ростовского лета семь тысяч двадцать осьмого Замосковские ж волости Загарье, Кунеи, Вохна». [ДДГ, №103, стр. 424] В оброчной грамоте крестьянам Вохонской волости бобровничей полусохи от 1561 года упоминается книга письма 1543 года «по книгам писма князя Романа Дашкова да Федора Адашева лета 7051». [ААЭ, том 1, №256, стр. 279] К сожалению, эти книги письма не дошли до нас.

Иван Грозный в числе ряда других поместий отдает  волость Вохну Троице-Сергиеву монастырю, следовательно, вохонские крестьяне переходят под юрисдикцию монастыря.

Свидетельство передачи волости монастырю можно найти, например, в старинной описи монастырских документов со сквозной нумерацией, жалованная грамота на волость Вохна проходит в этом перечне под номером 354. Впрочем, надо отметить, что существуют и другие архивные книги с описями Троицких грамот.


Жалованная Грамота царя и Великого князя Ивана Васильевича всея Русии Московского уезда на волость Вохну лета 7090 году ТСЛ. Фонд 303.1. кн. 661, л. 75об.

Загадки грамот Ивана Грозного. Волость Вохна

В публикациях, где упоминается факт передачи волости Вохны монастырю, исследователями далеко не всегда приводятся точные факты о том,  в каком году и каким именно образом Иван Грозный пожаловал Вохну монастырю. Всё это неудивительно, поскольку  документы – и подлинники, и списки – оказались большей частью утраченными. Предлагаю рассмотреть те документы, которые удалось обнаружить автору данной статьи.

1. Духовная грамота Ивана Грозного, датирована Веселовским С.Б. не ранее 1572 года. [ДДГ, стр. 428-444]

«… Да сыну же моему Ивану даю Замосковские волости, что были за дядею, за князем Андреем Ивановичем, и за сыном его, за князем, Володимером Андреевичем, волостью Раменейцом, волостью Загарье, волость Кунье, волость Ена (вероятно, Сельна), волость Гуслицы, волость Гжель, и с селы подъесными, которыя в тех волостях …»

2. Жалованная грамота Ивана Грозного, 1582 года. [ТСЛ, фонд 303, кн. 536, лл. 460-461]

Се аз Царь и Великий князь Иван Васильевич Всеа Русии что мне бил челом  Троицы Сергиева монастыря архимандрит Иона з братьею Дана де в дом Живоначальные Троицы и чюдотворцов Сергию и Никону наше жалование вотчина в Московском уезде волость Вохна з деревнями и с починки и с пустошьми из заросльми и з бобровники и с лесы и с луги и с водами и по реке по Клязме и по обе стороны реки Клязмы и со всеми реками которые тое вотчиною шли и со всеми угодьи как было преже сего за князем Володимером Андреевичем против Троицких их вотчин Сергиева монастыря Радонежского уезда села Иевлева да села Петровского да села Богородицкого да села Чернилова з деревнями. И жалованная им наша Грамота на волость на Вохну з деревнями за приписью дьяка нашего Петра Григорьева дана и та же у них наша грамота потонула а послушную грамоту ко крестьянам на ту свою вотчину за подписью дьяка нашего Петра Григорьева передо мною Царем и Великим князем положил и та их грамота помокла же и им тою свою вотчиною вперед владеть не по чему и нам бы Троицкого Сергиева монастыря архимандрита Иону з братьею пожаловать велеть им на тою их вотчину дать свою жалованную грамоту по чему им вперед владети и Аз Царь и Великий князь Троицы Сергиева манастыря архимандрита Иону з братьею или хто по нем в том монастыре иныи архимандрит будет пожаловал дал им на волость на Вохну свою новую жалованную грамоту по чему им тою своею вотчиною владеть и вы б все крестьяне которые в той их вотчине в волости Вохне и в деревнях и в починках живут и на пустошах учнут жити Троицкого архимандрита Иону з братьею или хто по нему в том монастыре архимандрит будет слушали и пашню на них пахали и доход им монастырской платили по их монастырскому чину. Дана Грамота на Москве лета 7090 маия в 11

У Грамоты печати на красном воску

У подлинной пишет

Царь и Великий Князь Иван Васильевич всеа Русии

            Из текста данной грамоты становится понятно, что волость Вохну монастырь получил в обмен на четыре села в Радонежском уезде, а также, что предыдущая грамота была монастырем утрачена, и в 1582 году была выдана новая жалованная грамота на волость Вохну. При этом в списке не содержится упоминания о том, в каком году дом Живоначальные Троицы получил ту грамоту, которая «потонула», на владение Вохной. Однако же удалось отыскать и эти данные.

3. В 1841 году профессором Московской Духовной Академии, Горским А.В. было составлено «Историческое описание Свято-Троицкия Сергиевы Лавры» по рукописям. В части II, главе VI опубликована Кормовая книга XVI века. В этой книге имеется следующая запись:

«Лета 7079 (1571) апреля в 20 день при архимарите Феодосие и при келаре старце Елизарии Замытцком и при казначеи старце Варсонофие и при старце Порфирие Борбошине и при старце Артемие Мятлеве и при старце Варсонофие и при старце Варсонофие Замыцком и при старце Боголепе Дементьеве и старце Иоасафе Волынском и при старце Еустафие Головине, и при всех старцех соборных пожаловал Царь государь князь великий Иван Васильевич всеа Руси, взял у Живоначальныя Троицы и великих чудотворцов Сергия и Никона село Петровское с деревнями, село Богородицкое с деревнями, село Иевлево с деревнями, село Чуриково, да в Корзеневской волости 6 деревень, и вместо тех сел и деревень пожаловал Царь государь князь великий Иван Васильевич всеа Русии, дал в дом Живоначальныя Троицы и Пречистой Богородицы и великим чудотворцом Сергию и Никону архимандриту Феодосию с братиею волость Вохну на Клязме в Московском уезде, а в ней 9-ть сох, кормити 2 корма, корм середней, да корм меньшой по Василии, по Анне, по иноке Феогние…»

Таким образом, нам становится известной и датировка первой грамоты, данной монастырю, на волость Вохну, и основание – Иван Грозный забирает у Троице-Сергиева монастыря села Петровское, Богородицкое, Иевлево, Чуриково с деревнями и ещё 6 деревень в Корзеневской волости, а взамен жалует монастырю волость Вохну.

Однако духовная грамота (то есть завещание) Ивана Грозного, датированная С.Б. Веселовским не ранее 1572 года (1), противоречит дате, указанной в работе А.В. Горского. Как могло быть такое, что после того, как в 1571 г. Вохна отошла монастырю, в 1572 году Иван Грозный, пусть даже и в черновом варианте, распоряжается передать волость сыну Ивану?

Разрешить это противоречие можно опираясь на публикацию «Иван Грозный» Скрынникова Р.Г.  Скрынников Руслан Григорьевич (1931-2009) – специалист в области истории XVI – XVII веков, доктор исторических наук, профессор СПбГУ, заслуженный деятель науки РФ.

Автор в своей работе посвятил отдельную главу изучению духовной грамоты Ивана Грозного, и пришел к выводу, что «Наличие нескольких взаимоисключающих распоряжений об уделе Воротынского, сделанных в разное время, неоспоримо доказывает, что черновик царского завещания был составлен не в один прием и даже не в один год, а на протяжении нескольких лет.», «…сохранившаяся копия не была завещанием в собственном смысле слова. Сугубо юридический документ — духовная не могла содержать два, три и более взаимоисключающих распоряжения. Сохранилось не завещание, а подборка черновых материалов, необходимых для периодического обновления завещания. Сюда относились выписки из поземельных актов разных лет, из летописей, … из старых духовных грамот, новые записи, продиктованные государем. Подлинность их не вызывает сомнений».

Таким образом, опираясь на выводы Скрынникова Р.Г., надо считать, что часть текста духовной грамоты Ивана Грозного, в котором волость Вохна отдается сыну Ивану, написана ранее 1571 года, и согласно Кормовой книге XVI века, опубликованной Горским А.В., волость Вохна действительно была передана монастырю 20 апреля 1571 года.

Н.В. Калачов, “Писцовыя  книги Московского государства XVI века”.

Особое внимание можно уделить изучению книги Н.В. Калачова “Писцовыя книги Московского государства”, СПб, 1872-1875.

Николай Васильевич Калачов (1819-1885гг.) получил образование в московском Дворянском институте, затем в Московском университете на юридическом факультете, где защитил магистерскую диссертацию. Ученый внес неоценимый вклад в развитие архивного дела в России, инициировал создание губернских архивных ведомств, провел множество исследований древних русских актов, был членом Археографической комиссии, управляющим Московским архивом Министерства юстиции, издал ряд научных работ, которые не теряют актуальности и по сегодняшний день.

“Писцовыя  книги Московского государства XVI века” — грандиозный, выдающийся труд ученого. Это не только настольная книга любого начинающего краеведа, а также издание для каждого, кто желает узнать о далекой истории родного края, но и комплексный сборник информации, служащий незаменимым подспорьем в работе историков-профессионалов.

Что же это за книга?  Н.В. Калачов работал с самыми старыми писцовыми книгами конца XVI века, в которых содержится описание земель и населения, для Московского уезда – это дела №255 и №257, которые сейчас находятся в фонде 1209 РГАДА, а также аналогичные списки из числа рукописей архива Троице-Сергиевой Лавры. Автор публикует содержание этих книг с пометками об отсутствии листов, или о том, что где-то ошибочно листы включены не по месту, а также о затертых, не подлежащих прочтению строках, сравнивает написание населенных пунктов и их характеристику в разных экземплярах.

К сожалению, в оригинальном издании XIX века отсутствует оглавление, подзаголовки даются мелким шрифтом, и иногда остаются незамеченными, а между тем, понимание, к какой части описания относится стан или волость, важно, как минимум, для соотнесения населенного пункта с указанным в писцовой книге годом.

Сведения о Московском уезде в первом отделении издания “Писцовыя  книги Московского государства XVI века”  приведены на стр.1-290 в пяти частях. Первые три части – это дело 255 фонда 1209 РГАДА, четвертая часть – это дело 257 фонда 1209 РГАДА, пятая часть – книга №599 фонда 303 архива Троице-Сергиевой Лавры.

Часть 1. Список с писцовой книги, составленной около 1573—1574 г, содержит несколько станов, стр. 1-39. Вохны в нем нет.

Часть 2. Список с писцовой книги поместных земель 1576—1578 гг., стр. 39—53. В нем также Вохны нет.

Часть 3. Список с писцовой и межевой книги земель Троицы-Сергиева монастыря (в царствование Феодора Иоанновича), стр. 53—95. В этой части описана волость Вохна на стр. 86-95. На этих страницах перечисляются вохонские деревни и сельцо с описанием угодий, а также погосты с описанием церквей, количество дворов в деревнях не указано. Отметим, что год этой писцовой книги тоже неизвестен. В описи РГАДА помечено — конец XVI века.

Часть 4. Список с писцовой книги 1584—1586 гг., стр. 96—277. Тут также есть описание волости Вохны на стр.253, однако Н. Калачов не публикует содержание книги, ограничиваясь замечанием, что «те же названия селений и пустошей, которыя  значатся выше (т.е. в ч. 3) … различие заключается в неодинаковом количестве пахотной, переложной и запущенной под лес земли». Также Калачов сделал пометку о том, что в лаврском варианте этого списка (книга 598) волость Вохна отсутствует.

Часть 5. Список с приправочных книг 1594 года земель Троицы Сергиева монастыря, стр. 277-290.  В этой части также есть волость Вохна, в описании указано количество дворов в деревнях, имена же крестьян Калачов не включил в публикацию.

При непосредственной работе с перечисленными источниками удалось выявить важную деталь:  книга №599 из архива Лавры (опубликованная в части 5 у Калачова),  и дело 255 часть 3 фонда 1209 РГАДА (опубликованная в части 3 у Калачова) о волости Вохна –  являются списками с одного и того же источника,  так как при сличении этих данных оказывается, что и населенные пункты, и их порядок, и количество земли при деревнях, и общие итоги по волости – совпадают слово в слово. Поскольку известен год Лаврской рукописи, остается полагать, что и третью часть дела 255 фонда 1209 РГАДА надо датировать тем же 1594 годом. Таким образом, самая ранняя рукопись, где указаны названия вохонских деревень – это книга письма Тимофея Хлопова, 1585-1586 гг. (дело 257 фонда 1209 РГАДА), которая у Калачова опубликована в части 4.

Слово о таможенных грамотах. Волость Вохна [ТСЛ. Фонд 303, книга 536, лл. 462-465об.]

Грамота 1

От царя Великого Князя Василия Ивановича Всеа Русии в Московском уезде во Кжелскую да в Вохонскую волости старостам целовалникам и всем крестьянам Бил нам челом Троицы Сергиева монастыря крестьянин Вохонские волости Якимко Леонтьев чтоб нам его пожаловати велети ему дати в откуп во Кжелской волости и в деревне Бахтееве да Троицы Сергиева монастыря в вотчине в Вохонской волости у Дмитрея Святаго на погосте да на погостех же у Покрова Пречистые на Полозове да у Егория Святого да у Никиты Святого да у Пятницы Святые на Березовке таможенные пошлины и мы Якимка Левонтиева пожаловали велели ему те пошлины дати в откуп Генваря 6 число 7118 (1610) году генваря ж по 6 число 7119 (1611) году, на год А откупу у него взяти прежнего и с наддачею 17 рублев А вперед тех пошлин опричь того Якимка иному никому в откуп и наддачи давати есми не велели И как к вам ся наша грамота придет и вы б тех торжков таможенную уставную грамоту и пуд и пятна и хлебные меры велели взяти у прежнего откупщика у Иванка Васильева А Иванку в том во всем велел Якимку дати отпись вперед для спору Да по той уставной грамоте велели б есте откупщику Якимку в тех во всех торжкех всякие таможенные пошлины збирать у всех людей и у тарханщиков со всяких их товаров хто чем ни учнет торговать берегли б есте откупчика Якимка в таможном дворе чтоб нашим таможним пошлинам истери откупчику насилства и обид ни от кого ни в чем не было А на ослушникех таможные пошлины доправливая по уставной грамоте половину имал на нас и присылал к нам к Москве А на Москве велел отдавати в нашу казну в приказе Болшого приходу диаком нашим Томилу Бировцину да Василью Июдину а другую половину протаможоя отдавал откупщику  А того б есте смотрили и берегли накрепко чтоб откупщик лишних пошлин мимо уставные грамоты не имал ни на ком ничего ни которым делы в том бы торговым людем продажи и насилства никоторого не чинил

 Писан на Москве лета 7118 (1610) декабря 5

У грамоты печать на черном воску

У подлинной пишет

Царь Великий Князь Василей Иванович Всеа Русии

Грамота 2

От Царя и Великого князя Михаила Федоровича Всеа Русии в Московской уезд во Гжелскую да в Вохонскую волость старостам и целовалником и всем крестьянам. Били нам челом Троицы Сергиева монастыря крестьяне Исачка Юриев да Васька Страхов а сказали в прошлом же во 118 году при царе Василье дана им в Вохне на откуп всякая таможная пошлина что им со всяких товаров имать всякая пошлина и после того в прошлом во 120 году по их челобитью на тое тамгу дана им грамота от бояр наших и ныне де приезжают к ним рекою Клязьмою из Володимера и из Нижнева торговые люди в лодках и в завазнях и привозят всякой товар и муку и рыбу и мясо и приставают х торгу и на Троицкой земле пожни и хлеб толочат и которой де оне товар на торгу продают и оне с того товару пошлину дают а которово товару не продают да выгрузят из судов и из ряду повезут к Москве и на Коломну и на иные торшки и оне у них с тово товару с судов причальново и саженного и отвозу и с людей головщины недают а просят нашие грамоты а прежних грамот не слушают да положили перед нами с прежние грамоты какова им дана грамота при Царе Василье список за монастырскою печатью а в списке з грамоты написано Гжелские и Вохонские волости к старостам и целовалником ко всем крестьяном по челобитью Троицы Сергиева монастыря Вохонские волости крестьянина Якимка Леонтьева дано в откуп во Гжелской волости и в деревне Бахтееве да Троицы Сергиева монастыря в вотчине в Вохонской волости у Дмитрея Святаго на погосте да на погосте же у Покрова Пречистые на Полозове да у Егорья Святого да у Микиты Святого да у Пятницы Святые на Березовке торшки и в них  таможенные пошлины Генваря с 6 числа 118 году Генваря ж по 6 число 119 на год а откупу у него взяти прежнего и с наддачею семнатцати рублев а вперед тех пошлин опричь того Якимка иному никому в откуп и наддачи давать не велено. И мы выслушав Царя Василья з грамоты списка Троицы Сергиева монастыря крестьян Исачка да Васку пожаловали велели им ту грамоту переписати на свое Государево Царево и Великого Князя Михайла Федоровича всеа Русии имя и как к вам ся наша грамота придет и вы б откупщиком Исачку Юрьеву да Ваське Страхову велели в тех торшкех по уставной грамоте какова им Уставная Грамота дана наперед сего у всяких людей и у тарханщиков со всех их товаров хто чем ни учнет торговати таможенные всякие пошлины збирати по прежнему и в таможенном бы есте их зборе берегли чтобы нашим таможенным пошлинам истери и им откупщиком насилства и обиды ни от кого ни в чем не было никоторыми делы а которые люди учнут ослушати по уставной грамоте таможенных пошлин платить не учнут и вы б на ослушников таможенные пошлины доправливали а доправя те отдавали откупщиком Исачке да Васке а протаможенных денег половину имали б на нас и присылали к нам к Москве в нашу казну в Болшой приход а другую половину протаможья отдавали откупщиком и писали то в книгу имянно да те книги присылали к нам к Москве. Да и того б есте смотрели и берегли накрепко чтобы откупщики лишних пошлин мимо Уставные Грамоты ни у кого не имали никоторыми делы в том бы торговым людем з продажи и насилства никоторого не чинили. А прочет сю нашу грамоту и списав с нее противень слово в слово отдали б есте откупщиком Исачку Юрьеву да Ваське Страхову по чему им вперед таможную пошлину збирать. Писан на Москве лета 7121 (1612) июля в 3 день.

У грамоты печать на черном воску

У подлинной пишет

Царь и Великий Князь Михайло Федорович всеа Русии

Припись дьяка Добрыни Семенова

            Первая таможенная грамота выдана в 1610 году царем Василием Ивановичем Шуйским на сбор таможенных пошлин откупщику Якиму Леонтьеву в Вохонской и Гжельской волостях, в деревне Бахтееве и на пяти погостах сроком на год.  Почему деревня Бахтеева указана отдельно, не совсем понятно, быть может, деревня сдавалась в оброк, или стояла на церковной земле, более точную информацию можно получить изучив дополнительные документы того времени, если таковые не утрачены. Этот населенный пункт существует и сейчас, у речки Дорки, в 1610 году он территориально относился к Гжельской Дворцовой волости.

Также в грамоте перечисляются погосты, на которых проходили торжки:

 1) у церкви Дмитрия Святого – сейчас это центр Павловского Посада,

 2) у церкви Покрова Пречистые на Полозове – у д. Саурово на реке Полоза,

 3) у церкви Егория Святого – чтобы опознать местонахождение погоста, воспользуемся следующими рассуждениями. Известно, что на погосте Дмитрия Солунского (1) находилась также церковь Святого Георгия. Но поскольку Дмитровский погост уже обозначен в списке, этот вариант следует исключить. О какой-либо другой церкви Георгия в  волости Вохне на 1610 год данных нет. Обратим внимание на Гжельскую волость. У д. Игнатово Гжельской волости издавна существовал погост «на речке Дорке» с церковью Святого Георгия Великомученика. Вероятно, в таможенной грамоте имеется в виду именно этот погост. Добавим, что погост «на речке Дорке» находился недалеко от деревни Бахтеево, близ границы Гжельской и Вохонской волостей,

4) у Никиты Святого – у д. Бывальни на реке Дрезне,

5) у Пятницы Святые на Березовке – ныне близ г. Дрезна, в 1610 году – Куньевская волость.

Погосты находятся в разных волостях, 3 – волость Вохна, 1 – волость Гжель и 1 – волость Кунья. Поэтому надо понимать, что по грамоте сбор пошлин осуществлялся в Вохонской волости, в Гжельской волости и деревне Бахтееве и на перечисленных погостах – на церковной земле.

В грамоте содержится информация о прежнем откупщике, Иване Васильеве, который осуществлял сбор пошлин в 1609 году, когда Вохна присягнула на верность Дмитрию Ивановичу (Лжедмитрию II). У откупщика помимо уставной грамоты имелись пуд (эталонные гири, мера веса для соли, меда и т.п.), пятна (печати, клейма), хлебные меры (объемные). Примечательно, что сбором торговых налогов занимался крестьянин по происхождению, и назначался на эту службу по его собственному челобитию. Новый откупщик, Яким Леонтьев должен был выплачивать некую уставленную ранее сумму и сверх того 17 рублей, кроме того, собирать штрафы (протаможье) с «ослушников» и пересылать в казну Большого прихода, при этом, половина протаможья доставалась откупщику.

Вторая таможенная грамота выдана в 1612 году царем Михаилом Федоровичем Романовым на сбор торговых пошлин двум троицким крестьянам-откупщикам  по их челобитию. Эта грамота интересна описанием особенностей торгового пути и самой торговли.

Приезжают рекою Клязьмою из Владимира и из Нижнего (Новгорода) торговые люди в лодках и в завазнях (вид судна). Привозят всякой товар, и муку, и рыбу, и мясо и приставают к торгу и на Троицкой земле пожни (луга) и хлеб (поля) толочат (топчут)… А которого товару не продают да выгрузят из судов, и из ряду повезут к Москве и на Коломну и на другие торжки. И оне у них с тово товару с судов причальново и саженного и отвозу и с людей головщины не дают.

Воображение рисует картины прошлого — лодки, плывущие по Клязьме, некоторые, вероятно, заходили и в реки Березовку, Дрезенку и Вохонку – все погосты располагались у рек, причалы, следы от возов на ржаном поле, деревянная церквушка, базарный день, торговцы, крестьяне, чумазые ребятишки. Грамоты свидетельствует о том, что в разоренной Смутным временем Вохне при погостах продолжали действовать торжки. Насколько давней была история их основания?

К сожалению, непосредственно самой уставной грамоты, в которой были бы расписаны все пошлины и взимаемая сумма за каждую – найти не удалось. В данной же грамоте упомянуты следующие сборы: пошлина за проданный товар, причальная пошлина –за причалившее судно, (по)саженная пошлина – по размеру лодки/воза, отвоз – пошлина за сухопутный провоз непроданных товаров или за транзит товаров, головщина – пошлина на каждого человека, сопровождающего товары.

Как именно добирались от вохонских торжков до Москвы и до Коломны торговые люди – грамота не объясняет, но надо полагать, что дальнейший их путь (часть пути)  был сухопутным и проходил по неким старинным дорогам.

Все права защищены; 2019 Дрезна-истоки